Новости / Наука и производство / Лица оборонно - промышленного комплекса

14:03 / 22.09.21

Михаил Ковальчук: человека по жизни ведет любознательность

Михаил Ковальчук: человека по жизни ведет любознательность

Михаил Ковальчук © Михаил Метцель/ТАСС

Выдающийся ученый, президент НИЦ "Курчатовский институт", член-корреспондент Российской академии наук Михаил Ковальчук 21 сентября 2021 года отметил свой 75-летний юбилей. О том, что главное удалось сделать в науке, можно ли сохранить высокий интеллектуальный потенциал в течение жизни и какой будет ядерная энергетика будущего, Михаил Валентинович рассказал в эксклюзивном интервью ТАСС.

— Прежде всего, поздравляю вас с юбилеем! Уже можно оглянуться и посмотреть на то, что удалось сделать в науке за прошедшее время? Что вы считаете главными достижениями? Что радует сердце и душу?

— Мой первый и главный результат, от которого я испытал радость и глубокую удовлетворенность еще в самом начале своей научной работы. В 1970 году я пришел стажером в Институт кристаллографии имени А.В. Шубникова АН СССР, и первой моей самостоятельной работой было создание нового прибора: сначала двух-, а потом трехкристального рентгеновского спектрометра (ТРС). В этом приборе я сам буквально подпиливал напильником некрутящиеся "блины" — части рентгеновского гониометра. И когда он заработал, я смог зарегистрировать с высоким разрешением первую так называемую собственную кривую дифракционного отражения в трехкристальном варианте. Я испытал такой трепет, когда это увидел!

Второй результат — это когда я своими руками сконструировал и изготовил пропорциональный газопроточный счетчик электронов с прозрачными для рентгена окнами. Эта такая коробочка, внутри которой натянута очень тонкая нить — электрод, к которой прикладывалось высокое напряжение. В окошки прибора надо было для пропуска рентгеновских лучей вставить бериллий, но я его заменил майларом — органической пленкой, которая не пропускает воздух, но проницаема для рентгена, — это и есть так называемые рентгеновские окна. В коробочку через окошки входил рентгеновский пучок, отражался от кристалла, вылетающие фотоэлектроны ионизовали протекающий газ, и так я впервые зарегистрировал фотоэлектроны, возбуждаемые стоячей рентгеновской волной в условиях дифракции.

Помню, у меня от радости буквально дух захватило! Фактически с помощью этого счетчика мне удалось внести первый серьезный вклад в науку, заложив основы нового метода исследования структур, получившего название "стоячие рентгеновские волны". Думаю, это мой личный, сделанный своими руками вклад в науку. Причем я не просто развил основы этого метода, но и провел впервые в мире эксперименты на синхротронном источнике. Тогда это можно было делать только за границей, например в Германии или Японии, у нас в стране синхротрона еще не было. А потом вместе с командой единомышленников, которую удалось собрать, мы создали целую серию приборов, а также метод диагностики полупроводников, используемый в микроэлектронной промышленности.

Если говорить о том, что удалось сделать на посту руководителя Курчатовского института, то прежде всего выделю работу по научной поддержке атомного комплекса нашей страны. Мы вместе с Росатомом вывели исследовательскую программу отрасли на новый уровень, запустили процесс создания установок класса "мегасайенс" для проведения масштабных синхротронно-нейтронных исследований. Сначала мы проводили эти исследования в НИЦ "Курчатовский институт", доведя до ума долгострой с синхротроном и запустив его в 1999 году как единственную мегаустановку на постсоветском пространстве. Масштабные исследования на синхротроне позволили во многом нашей науке сохранить свой потенциал и развить новые направления, прежде всего в материаловедении.

С середины 2000-х российская наука начала уже в качестве равноправного партнера участвовать в международных мегапроектах. Крупнейшие научно-исследовательские установки, создаваемые в Европе, к примеру Международный экспериментальный термоядерный реактор (ITER), европейский рентгеновский лазер на свободных электронах XFEL, протонный ускоритель FAIR, строятся и реализуются во многом благодаря интеллектуальному и финансовому участию России. Мы для многих установок поставляем существенную часть ключевых систем и приборов, которые изготавливаем на своей территории. И конечно, вносим существенный финансовый вклад. Сегодня наша деятельность в этом направлении увенчалась тем, что президентским указом и последующим постановлением правительства утверждена масштабная программа по созданию установок класса "мегасайенс" для нейтронных исследований. Речь идет о мощном, не имеющем аналогов нейтронном источнике ПИК в Гатчине, новом, не имеющем аналогов синхротронно-лазерном комплексе "Сила" в Протвино, целой сети крупных исследовательских ускорителей в Москве, в Сибири, на Дальнем Востоке.

— Действительно, к вашему юбилею Курчатовский институт подошел с яркими достижениями — и по реактору ПИК, и по токамаку Т-15МД. Как идет научная работа на этих установках, в том числе в рамках международных коллабораций? Когда увидим первые результаты?

— Надо понимать, что создание и запуск в эксплуатацию научных установок такого класса носит этапный характер. Их эксплуатация традиционно регулируется специальным законодательством. Ростехнадзор внимательно следит в рамках жесточайшего регламента за вводом установок в строй.

С момента, когда установки начали проектироваться, законодательство в этой области претерпело колоссальные изменения, появились дополнительные сложности и расходы на пуск. Любая установка проходит этап физического пуска, когда подтверждается ее работоспособность. У реакторных установок есть еще один этап — энергетический пуск. К примеру, на реакторе ПИК мы этот этап прошли и уже осуществили тестовые эксперименты. Дальше двигаемся в соответствии с графиком по выводу реактора на полную мощность. Такая же ситуация и с токамаком Т-15МД — он прошел пока физический пуск. До следующего этапа — реального энергетического пуска потребуется еще много усилий и времени. А параллельно идет подготовка экспериментов на действующем токамаке Т-10.

— НИЦ КИ стал научным руководителем нового национального атомного проекта по развитию атомной науки и технологий. Что вы особо выделяете в этой программе?

— Программа фактически состоит из двух частей. С одной стороны, это поддержка и развитие тех направлений, которые можно назвать традиционными и которые успешно развиваются Росатомом. С другой стороны, это то новое, что будет имплементировано в рамках программы. Если говорить о новом, то я бы отметил два направления. Первое — управляемый термоядерный синтез. Речь идет об участии в проекте строительства международного термоядерного реактора ITER, который возводится во Франции. Известно, что сама идея магнитного удержания плазмы (токамак) была предложена и впервые в мире реализована в Курчатовском институте еще в середине 1950-х. А идею создания ITER предложил и продвигал в конце 1980-х академик Е.П. Велихов. Сегодня совместно с Росатомом мы активно участвуем в проекте, создавая ключевые системы термоядерного реактора и производя для него уникальные материалы. Очень важна целенаправленная подготовка кадров, которые будут решать с помощью термоядерного реактора научные задачи.

Второе направление — создание собственной исследовательской базы. Оно схематично разделяется на две части — запуск принципиально нового токамака Т-15МД у нас в Курчатовском институте плюс подготовка кадров на работающем Т-10 и других установках.

Мы также работаем в рамках российско-итальянской кооперации над принципиально новым токамаком "Игнитор" с сильным магнитным полем. Конечно, токамак рассматривается как энергетическая установка, дающая электричество, но на самом деле до этого предстоит пройти сложный путь в рамках экспериментальной исследовательской деятельности.

Но есть более близкая задача для термояда, требующая решения. Как известно, нами была предложена идея двухкомпонентной ядерной энергетики. С одной стороны, необходимо обеспечить топливом на длительный период действующие АЭС на тепловых нейтронах, а с другой стороны — сделать атомную энергетику "зеленой", замкнув ядерный топливный цикл, практически ликвидировав отходы в виде ОЯТ (отработавшего ядерного топлива). Это можно сделать, добавив к действующим АЭС реактор на быстрых нейтронах и гибридный токамак, который будет работать как мощный источник нейтронов для переработки значительных запасов тория в топливо для АЭС. 

В начале июня текущего года в Северске начато возведение нового реактора на быстрых нейтронах БРЕСТ. Опуская детали, скажу следующее: АЭС на тепловых нейтронах вкупе с АЭС с реакторами на быстрых нейтронах и гибридным токамаком (их сочетание и есть двухкомпонентная ядерная энергетика) позволят создать замкнутый ядерный топливный цикл и не только обеспечить ядерную генерацию топливом на очень длительный срок, но и создать полностью "зеленую", экологически безопасную атомную энергетику, что крайне важно сегодня для перехода к безуглеродной энергетике.

И еще одно очень важное направление программы — создание атомных станций малой мощности (АСММ), среди которых я хочу выделить принципиально новое направление, развиваемое в Курчатовском институте. Речь идет о создании так называемой атомной батарейки, в которой тепло реактора прямо преобразуется в электричество. Проект такой инновационной атомной станции — батарейки "Елена" разработан нами и будет использоваться для энергообеспечения Арктики и других труднодоступных мест. Такая же необслуживаемая станция — батарейка "Селена" разработана нами для космической программы.

— Как строится ваш день? Как вам удается поддерживать такую форму: физическую и интеллектуальную?

— Когда моему папе было, наверное, лет 95, он как-то сказал: "Знаешь, а мы еще вон там не были, давай-ка мы туда с тобой соберемся". Дело в том, что человека по жизни ведет любознательность. Любопытство и любознательность — это разные качества. Любознательность очень важна: вам все всегда интересно, и поэтому вы никогда не устаете от жизни — вы всегда находитесь в вихре новых увлечений. Вам должно быть все интересно, и это является основой успешности любого человека, его интеллектуального и физического долголетия.

Если вы гирю по утрам не поднимаете или не делаете зарядку, у вас атрофируются мышцы. А если вы не тренируете мозг, с ним происходит то же самое: он впадает в спячку. Именно поэтому я веду телевизионные передачи, хотя у меня на это нет ни времени, ни сил, причем у меня совершенно разные гости и разные научные темы. И это колоссальная тренировка ума, потому что нужно соответствовать теме, гостям и зрителям и очень быстро переключаться с одной темы на другую. И плюс: я каждый день начинаю, проплывая километр.

Беседовал Андрей Резниченко 


МОСКВА, ТАСС


Оригинал

Теги: Михаил Ковальчук, НИЦ "Курчатовский институт", интервью ТАСС, 75-летний юбилей

В рамках исполнения ст. 4 закона РФ «О средствах массовой информации» редакция ИА «Оружие России» информирует о том, что организации, информация о которых может быть указана в опубликованной статье, являются организациями, деятельность которых в Российской Федерации запрещена, согласно перечню общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (официальные источники: сайт "Российской газеты" (соответствующие разделы сайта https://rg.ru/ или https://rg.ru/2018/12/05/spisok-dok.html) и сайт Минюста России (соответствующие разделы сайта https://minjust.ru/ или https://minjust.ru/nko/perechen_zapret).