Новости / Наука и производство / Образование

18:00 / 07.10.19

Андрей Галиев: в России есть ниша для создания чартерных школ

Андрей Галиев: в России есть ниша для создания чартерных школ

Вице-президент корпорации "Российский учебник" Андрей Галиев / Фото: Пресс-служба "Российского учебника"

В Москве 1–2 октября состоялась ежегодная образовательная конференция EdCrunch, посвященная внедрению цифровых технологий в сферу образования. Одной из тем мероприятия стало развитие частных школ в России. В рамках соответствующей сессии эксперты образования делились своим опытом и мнениями по этому вопросу. Основой для обсуждения стал аналитический доклад Высшей школы экономики (ВШЭ), посвященный состоянию, тенденциям и перспективам развития частных российских школ. В интервью ТАСС один из спикеров сессии вице-президент корпорации "Российский учебник" Андрей Галиев рассказал о том, какова роль частных школ в системе образования, о чем говорят исследования и почему будущее качественного образования, в частности, за чартерными школами.

— Андрей Анатольевич, согласно оценке Министерства просвещения, к 2025 году в РФ должно быть создано 6,5 млн новых учебных мест для школьников. Какую роль в достижении этого результата будут играть частные российские школы?

— У частных школ есть место в развитии качественного образования просто потому, что потребность в школах колоссальная, об этом, в частности, говорит и официальная цифра — 6,5 млн мест. Их создание требует 6,5 трлн рублей. Для сравнения — весь объем нацпроекта "Образование" составляет около 800 млрд рублей. "Надувать" вторую смену опасно. Об этом, в частности, говорит подробное исследование факторов, действительно влияющих на качество образования, проведенное нашей корпорацией совместно с Высшей школой экономики в Калининградской области. По его результатам прослеживается четкая корреляция — наличие второй смены негативно влияет на образовательные результаты. А сегодня 2,5 млн детей учатся во вторую смену и, если не ошибаюсь, около 13–16 тыс. в третью смену. Кроме того, можно посмотреть на очереди желающих записать своих детей в частные школы. Однако это образование могут себе позволить далеко не все, именно поэтому нужно развивать не только селективные школы, но и обычные.

— За счет чего можно обеспечивать развитие государственных школ?

— Наш интерес заключается в максимальном сближении качества образования в селективных и обычных школах. В этом могут помочь предприниматели, потому что они всегда ориентированы на результат, тогда как государство зачастую слишком увлечено процессом. В стране есть негосударственные образовательные организации, которые готовы оказать квалифицированную поддержку системе образования и, в частности, обеспечить формирование необходимых в современном мире навыков обучающихся. Мы провели исследование возможных моделей государственно-частного партнерства и пришли к выводу о том, что у нас есть ниша для так называемых чартерных школ — государственных, по сути, школ, управляемых частными управляющими компаниями. Этот институт очень хорошо работает в разных странах, в том числе в США и Индии. Такие школы могут использовать современные и качественные учебные ресурсы, гармонично объединяя проверенные и традиционные методы обучения с необходимыми для современной школы подходами.

— Расскажите, пожалуйста, подробнее, как можно создать чартерную школу?

— Такая школа может быть создана в результате сотрудничества опытной организации из сферы образования, которая берет в управление муниципальную или региональную школу. Она заключает соответствующий контракт с учредителем этой школы, и предметом этого контракта может быть достижение определенных образовательных результатов. Такую форму сотрудничества с можно организовать даже в условиях действующего законодательства. И это принципиально важно, потому что можно повышать качество образования в уже существующих школах, передавая их в управление частным образовательным компаниям. Однако было бы целесообразным несколько изменить законодательство, заложив в формат ГЧП возможность выплаты success fee — премии за результат, поскольку сейчас она отсутствует, публичный партнер может только штрафовать частного. Это идеологически не совсем правильно: премия за успех не должна выплачиваться в виде отсутствия штрафа. Психологически сложно работать в таких условиях. Это касается государственно-частного партнерства в любой сфере. Институт выплат премий нужно внедрять. Я думаю, это сильно скажется на росте частных инвестиций вообще в любые ГЧП-контракты, не только в образовании.

— Проводился ли уже в России пилотный проект для оценки такой модели?

— Подобные эксперименты еще не проводились. Но поскольку у бизнеса есть потребность в подготовке кадров для себя и развития экономики, есть примеры, когда предприниматели договариваются со школой и создается профильный класс с углубленным изучением определенной области. Такая практика сейчас есть, но у крупных компаний, которые можно по пальцам пересчитать. Нужно сделать так, чтобы малому и среднему бизнесу это тоже стало интересно.

— А в сегодняшних условиях какую школу, неважно, государственную или частную, можно считать предоставляющей качественное образование? И что для этого определения является определяющим фактором — цифровые технологии, педагогический состав или другое?

— Есть школы, которые берут вниманием к ученику. В целом хорошая частная школа может строиться вокруг небольшого коллектива хороших педагогов и директора, который понимает ценность этого коллектива. И в существующей ситуации, если это хорошие педагоги, которые умеют мотивировать детей учиться, по большому счету неважно, какими технологиями они будут пользоваться — аналоговыми или цифровыми. Ведь технологии — это необязательно "железо", это новые подходы к преподаванию в целом. Обучаясь у таких педагогов, дети уходят из школы с главным навыком — они учатся учиться и получать от этого удовольствие. Пока этот фактор в любой школе наиболее важен, чем умение использовать какие-либо современные технологии.

— Это было подтверждено вашими исследованиями?

— В Калининградской области было проведено исследование 85% школьных директоров и около 65% учителей, также по 5 тыс. родителей и учеников. Его результаты показали, что учителя не видят в цифровых технологиях определяющего фактора, влияющего на качество образования. Я думаю, что аналогичная ситуация будет по всей России. Также в этом исследовании мы добавили изучение факторов резильентности (способность достигать высоких результатов, несмотря на трудности и неблагоприятные условия — прим. ТАСС) и оценки среды в школе, то есть как учителя и ученики оценивают степень своего комфорта. Есть признанное во всем мире понимание школьной среды как третьего учителя, после родителей и педагогов. Среда учит. И международные исследования показывают, что правильное использование образовательной среды позволяет улучшать образовательные результаты на 15–20%. Либо архитектура, либо цветовое решение и другие нюансы в значительной степени определяют настрой, дают ощущение комфорта, а следовательно — результат.

— То есть в последнее время постоянно обсуждаемые цифровые технологии сами по себе не предполагают предоставление более качественного образования?

— Технологии всегда носят инструментальный характер, в данном случае они подчинены содержанию образования, это линия событий, которые происходят с ребенком в мире его обучения. Парадокс данных ВШЭ, представленных в рамках сессии, заключается в том, что в среднем государственные школы гораздо лучше оснащены технологически, чем частные. В определенном смысле цифровые технологии крайне важны, они открывают доступ к любым учебным материалам фактически безгранично, если этому процессу не будет мешать государство, например, загоняя всех в русло единого учебника. Учитывая, что 75% учителей не находят в федеральном перечне учебников того, что им нужно, с моей точки зрения, это приговор самому принципу ФПУ. Цифровые технологии сейчас позволяют детям практически в любом уголке нашей страны прогуляться по музеям разных стран, а для того, чтобы учителя стали об этом задумываться, они должны иметь время для педагогического творчества. Сейчас они загнаны в единственный вариант учебно-методического набора и бесконечный контроль. Поскольку частные школы в этом смысле свободнее, у них есть больше возможностей находить правильное применение цифровым технологиям.

Беседовала Елена Пшенникова.


МОСКВА, ТАСС
12



Оригинал

Теги: Андрей Галиев, роль частных школ, система образования, исследования, будущее качественного образования, чартерные школы