Новости / Политика и общество / Общественные организации

6:00 / 11.12.19

Сергей Миронов: о будущем российской оппозиции

Сергей Миронов: о будущем российской оппозиции

Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов / Фото: личный архив С. Миронова

Разделение российской оппозиции на радикальную, революционную, и парламентскую, выступающую за эволюционные методы борьбы, сохранится в ближайшем будущем. Такое мнение озвучил Сергей Миронов.

В эксклюзивном интервью Федеральному агентству новостей лидер «Справедливой России» рассказал, кому нечего делать в российской политике, когда Германия решится поднять вопрос о снятии антироссийских санкций и как защитить российских журналистов от притеснений при работе на Западе.

В споре рождается истина

— Сергей Михайлович, по словам Ваших коллег, в частности Елены Григорьевны Драпеко, фракция «Справедливая Россия» очень демократична: ее члены могут спорить как между собой, так и с Вами. Отражается ли это на законотворческой деятельности фракции в Государственной думе?

— Мы придерживаемся правила, что каждая законодательная инициатива депутатов нашей фракции проходит перед внесением предварительное внутрифракционное обсуждение, анализируем мы и законодательные предложения коллег из других фракций. Это главная гарантия качества наших законопроектов, обоснованности нашей позиции при голосовании по вопросам думской повестки. В конечном итоге принцип демократичности дает главное: благодаря дискуссиям и спорам внутри фракции, законодательные инициативы, предлагаемые «Справедливой Россией» становятся профессиональнее, а законопроекты, которые мы вносим в Госдуму – качественнее. Именно благодаря такому подходу, наша фракция, имея в Госдуме всего 23 депутата, занимает второе место как по количеству внесенных инициатив, так и по законопроектам, поддержанным президентом России.

— О чем Вы дискутируете?

Если проанализировать темы, о чем мы спорим обычно – то здесь нет какого-то отдельного особого сектора, споры отражают разное видение депутатов на последствия тех или иных законопроектов. Когда мы не можем прийти к мнению, которое поддерживает большинство членов фракции, то мы принимаем решение голосовать свободно, как кому велит совесть. Но если большинство определилось, мы призываем всех членов фракции голосовать консолидированно. Особенно по значимым вопросам социально-экономического развития.

Борьба за мнение президента

— В июне Вы встречались с главой государства Владимиром Путиным и выразили надежду на его поддержку инициатив фракции. Насколько эффективен такой подход оппозиции к продвижению своих идей и интересов? Сравниваете ли Вы результаты своей работы с другими представителями оппозиции, в том числе несистемной?

— Практика показывает, что если президент принимает какую-то законодательную идею, то она достаточно быстро реализуется. Поэтому борьба за мнение главы государства – это важнейшее направление работы для любой парламентской политической партии. Это достаточно эффективно. Зачастую даже после отклонения партией большинства наши законопроекты пробивают себе дорогу, благодаря именно поддержке президента.

И в этой связи закономерно, что не только по количеству разработанных законопроектов, но и по числу поддержанных президентом наша самая небольшая фракция уступает только самой многочисленной – «Единой России». Даже самый полезный закон 2019 года – законопроект об отмене платы за мобильный роуминг на территории – это законопроект нашей фракции, например. Благодаря ему, жители страны экономят около 30 млрд рублей расходов на мобильной связи в год. Мы очень активно работаем с избирателями, наши депутаты находятся в постоянном контакте с гражданами. Я сам ежемесячно веду депутатский прием, куда приходят люди со своими бедами и проблемами. И очень многим удается помочь.

Отдельная история – это работа нашей партийной сети Центров защиты прав граждан «Справедливая Россия». Кстати, проект, который был организован также при поддержке президента России. Сеть охватывает всю страну. Мы оказываем консультационную, юридическую, организационную поддержку при решении самого разного рода проблем, с которыми сталкиваются люди. За три с половиной года с начала работы Центров защиты более полутора миллионов граждан получили реальную помощь. Людям возвращено более 50 миллиардов рублей. Это и компенсации за неверно начисленные коммунальные платежи, и выплата задолженности по зарплате, и обеспечение льготными лекарствами…

Недавно «Единая Россия» заявила о планах создания своей подобной структуры. Не первый раз они пользуются нашими наработками. Но мы не в претензии. Главное, чтобы людям была польза.

Влияние и противостояние оппозиции

— Каково будущее оппозиционных сил в России? Сохранится ли нынешнее противостояние тех, кто работает через закон, и тех, кто сотрясает воздух на улице? И каково Ваше отношение к тем российским общественным и политическим движениям, которые финансируются из-за рубежа?

— Исторически в России, как в крупной стране, всегда оппозиционные силы делились на радикальную, революционную оппозицию (включая тех, кто за силовой сценарий) и на оппозицию парламентскую, приверженцев эволюционных, ненасильственных, идеологических методов борьбы. Я думаю, в ближайшем будущем это разделение сохранится. Более того, я уверен, что в целом влияние оппозиции будет увеличиваться в ближайшей перспективе. Ошибки, допущенные «Единой Россией» и либеральным правительством Медведева, имеют неизбежные последствия. А вот кто именно будет наращивать влияние (радикалы или эволюционисты), зависит, на мой взгляд, как раз от решений президента России. От того, как быстро он будет реагировать на социальные запросы большинства избирателей страны.

— Изменится ли положение «Справедливой России»?

— Если говорить о «Справедливой России», то я уверен, наша партия будет занимать ключевое положение в политической системе страны в самом ближайшем будущем. «Справедливая Россия» сегодня, на мой взгляд, самый недооцененный политический актив страны. У нас лучшая социально-экономическая программа, у нас есть мощная инфраструктура для работы в регионах, у нас самый низкий антирейтинг среди всех парламентских партий. И это сегодня реальная точка роста, площадка, на которой может быть построена реальная и эффективная платформа обновления российской власти. Мы не тащим граждан обратно в ленинизм-сталинизм. Мы предлагаем не абстрактное «прекрасное далеко», мы предлагаем конкретные решения, которые могут это будущее обеспечить. Воздух мы не сотрясаем, вся наша критика органов исполнительной власти, думского большинства предельно конкретна и аргументирована. Мы критикуем позиции, критикуем конкретные решения. А критикуя, всегда предлагаем свои подходы к тем или иным проблемам.

— Например?

Например, из-года в год мы голосуем против вносимых правительством проектов федерального бюджета. При этом СР – это единственная партия, которая готовит и выносит на обсуждение альтернативные варианты бюджета страны.

Теперь об общественных и политических движениях, которые финансируются из-за рубежа. Я бы все-таки не мазал всех одним миром. Да, есть люди, которые сознательно работают в интересах иностранных государства. Но их все-таки меньшинство. И я считаю, что таким людям в российской политике делать нечего. Законодательные и административные меры, исключающие иностранное воздействие на внутрироссийский политический процесс, считаю оправданными и необходимыми.

Но не надо перегибать палку, видя агента в каждом, кто сотрудничает с иностранцами. Очень часто иностранные доброхоты всех мастей и с разными интересами появляются там, где российские активисты (продвигающие зачастую вполне полезные проекты) не могут найти финансовую поддержку в родной стране. Своим соотечественникам государство должно само помогать, а не навешивать на них ярлыки. И, кстати, положение постепенно исправляется, в том числе за счет государственных грантов. Мы приветствуем такую практику.

Симметричные ответы

— В ноябре в России был принят закон, который позволяет признавать физических лиц иностранными агентами. Как ожидается, он должен стать ответом на притеснение российских СМИ на Западе. Как Вы считаете, эффективна ли такая мера реагирования? И почему ее так испугались журналисты антироссийских СМИ?

— Санкции в ответ на санкции, ограничения в ответ на ограничения – это вообще не лучший способ выстраивать отношения. Но есть принятые во всем мире правила взаимности. И на откровенно враждебные шаги мы отвечаем строго симметрично. Это правильно. И это серьезное ограничение для разного рода антироссийских акций.

А что касается опасений некоторых журналистов, то спросить об этом лучше их самих. Я не вижу никаких опасностей. Если журналист получает гонорары из-за рубежа, но при этом соблюдает профессиональные нормы и не нарушает российские законы, какие могут быть проблемы, какие угрозы!

— Есть ли у России дополнительные возможности, чтобы остановить притеснения российских журналистов?

— На мой взгляд, чтобы остановить притеснения российских журналистов за рубежом, помимо симметричных санкций, нашему государству нужно развивать юридические инструменты влияния – направлять средства и силы на защиту прав журналистов в международных судах, в том числе, поддерживая международные журналистские сообщества и ассоциации.

«Нормандский формат»

— Встреча в «нормандском формате» – каковы Ваши ожидания от нее? (Беседа проводилась в преддверии встречи лидеров «нормандской четверки»)

— Особых ожиданий нет. Президент Зеленский декларирует приверженность мирному пути урегулирования конфликта. Но очевидно, что и решает он далеко не все, и возможности его в реализации собственных решений ограничены. Ведь радикалы из украинской политики никуда не исчезли и по-прежнему представляют серьезную опасность для республик Донбасса, для самого украинского государства. Они и дальше не дадут ему работать. Чтобы двигаться вперед, развивать Украину, выводить ее из того провала, в котором она находится, Зеленскому нужно арестовать всю эту нечисть и судить нормальным судом. Вряд ли он способен на это, не тот масштаб личности, по-моему.

— Остается ли еще актуальной Ваша позиция о неизбежном признании Россией народных республик Донбасса?

— Я по-прежнему убежден, что только признание нашей страной народных республик может быть самой надежной гарантией их успешного развития. А также гарантией, может быть, не быстрого, но неизбежного восстановления полноценных межгосударственных отношений России и Украины.

То, что произошло в самой близкой нам стране – это следствие драматичных ошибок, которые совершило политическое руководство Украины с самого начала развала СССР и далее – как при Януковиче, так и при Порошенко. Можно делать вид, что этих ошибок не было, а была только так называемая «российская агрессия». Но в украинском обществе растет понимание, что это путь в тупик. Что надо, наконец, признать реальность, перелистнуть эту страницу и начать с нового листа писать продолжение истории росийско-украинских отношений, жизненно важных для братских народов наших стран.

«Санкционный вопрос»

— Не так давно в очередной раз поднимался «санкционный» вопрос, и председатель правительства РФ Дмитрий Медведев дал понять, что Россия не будет первой отменять ответные меры на европейские санкции. Как Вы думаете, когда та же Германия, которая несет наибольшие убытки из-за антироссийских санкций, решится поднять вопрос об их отмене?

— Думаю, что произойдёт это достаточно скоро. И хотя я оптимист, в данном случае мой прогноз основан не столько на оптимизме, сколько на знании реального положения дел. Наша партия активно сотрудничает с фракцией левых в бундестаге, и мы из первых рук знаем, какие настроения существуют в политических и деловых кругах Германии. Там уже давно понимают, что санкционная политика против России – это инструмент, которым США продвигают свои экономические интересы за счет европейских стран, той же Германии. Причем эти настроения разделяют люди, придерживающиеся самых разных политических взглядов. А это залог того, что такая политика близка к завершению.

Германия – наш крупнейший экономический партнер. Партнер традиционный, проверенный, надежный. Связи наших народов и стран уходят в глубь веков, и уверен, что у них хорошее будущее.

Президентская гонка

— В 2024 году состоятся очередные выборы президента России. Планируете ли Вы участвовать в этой гонке? Или Вам известна кандидатура того, кто мог бы стоять во главе государства и наиболее эффективно работать на этом посту?

— Скоро мы встречаем не 2024-й, а только 2020 год. Четыре года – это большой срок. И о конкретных планах на 2024 год вряд ли у кого-то из участников российской политической жизни Вы получите исчерпывающий ответ. Хотя бы потому, что любые планы, а особенно такие долгосрочные, имеют свойство сильно меняться при столкновении с реальностью.

У нас есть эффективно действующий президент. Он отработал лишь четверть срока полномочий, которыми его наделил наш народ. Рано сегодня рассуждать о том, кто мог бы стоять во главе государства в следующем периоде. Все политологические, конспирологические, психоаналитические и прочие построения на этот счет – это пока ни на чем не основанные спекуляции, которые, поверьте, будут еще много раз перестроены. И в конце концов прочно забыты, когда этот вопрос будет реально решаться нашим народом на очередных выборах. Не будем забегать вперед.

Беседовала Алена Разживина.


МОСКВА, Федеральное агентство новостей (ФАН)
12



Оригинал


Теги: Сргей Миронов, Россия, оппозиция, Единая Россия