Новости / Политика и общество / Войны и конфликты

6:00 / 09.08.19

Александр Лаврентьев: слышать обвинения в адрес РФ в ударах по мирному населению неприятно

Александр Лаврентьев: слышать обвинения в адрес РФ в ударах по мирному населению неприятно

Спецпосланник президента РФ по сирийскому урегулированию Александр Лаврентьев / Фото: ТАСС, Михаил Терещенко

В Нур-Султане завершился очередной раунд переговоров по Сирии. Спецпосланник президента РФ по сирийскому урегулированию Александр Лаврентьев в интервью ТАСС рассказал об условиях согласованного под Идлибом перемирия, а также о том, как обстоят дела с формированием сирийского конституционного комитета. Речь шла, кроме того, об обвинениях в адрес РФ в ударах по мирному населению в Идлибе и тех, кто стоит за такими обвинениями.

— Александр Львович, кто будет обеспечивать перемирие под Идлибом? Необходимо ли отвести правительственные силы от линии соприкосновения на те же 20 км, что и силы оппозиции, или они уже находятся там, где должны быть?

— Отвести правительственные подразделения от линии соприкосновения практически невозможно, потому что до сих пор вся территория, которая находится под контролем радикальных группировок, достаточно большая. Поэтому, как только правительственные силы будут отведены, можно сразу предвидеть, что эти территории будут заняты радикальными группировками. Это происходило и раньше, это мы видели. Допустить этого мы не можем.

«Сирийские правительственные войска, естественно, останутся, будут там»

Другое дело — вопрос о прекращении огня. Я хотел бы обратить внимание на то, что в сирийском заявлении сказано, что прекращение огня будет соблюдаться только в случае, если будет создана демилитаризованная зона и все радикальные группировки покинут ее. Поэтому будем смотреть дальше за развитием обстановки, (будем смотреть) насколько действительно удастся обеспечить вывод радикалов. А их действительно насчитывается большое количество.

— Кто будет обеспечивать мониторинг отвода сил радикалов и оппозиции на эти 20 км? Турция? Потому что сирийцы же ее и критикуют за присутствие в Идлибе.

— В сочинском меморандуме прописаны конкретные шаги и меры, в том числе обязанности, которые возлагаются на турецкую сторону, но в том числе с задействованием российских сил и средств. Это совместное патрулирование и тому подобное, не буду вдаваться в детали. Все эти механизмы обсуждены, и договоренности по ним достигнуты между Россией и Турцией.

— То есть Россия будет задействована в этой работе?

— Естественно, Россия задействована.

— Вы упоминали во время брифинга, что возможно ожесточенное сопротивление радикалов, которые не захотят отойти. Если это произойдет, будет ли Россия применять против них силу? 

— Дело в том, что радикалы, которые находятся в настоящее время в идлибской зоне деэскалации, используют любую возможность для того, чтобы попытаться нанести ущерб российским военнослужащим и российской военной базе в Хмеймиме.

Эти попытки они не оставляют. Даже сегодня удару подвергся город Кардаха, расположенный совсем недалеко от базы Хмеймим. Можно предположить, что реальной целью этого обстрела был не населенный сирийский пункт, а дислоцированные в этом районе наши российские военнослужащие. Конечно же, наши военные не допустят, чтобы была пролита кровь даже одного российского военнослужащего.

Все эти попытки будут жестко пресекаться всеми имеющимися силами и средствами в распоряжении ограниченного воинского контингента, который находится в Сирии.

— В итоговом заявлении шла речь о том, что страны-гаранты обсуждали конференцию по оказанию гуманитарной помощи Сирии. О чем идет речь?

— В настоящее время идет подготовительная работа. Эта конференция будет международной, ее цель — оказание гуманитарного содействия Сирии. Прежде всего, речь идет об оказании содействия в раннем восстановлении и реконструкции страны, восстановлении базовых объектов инфраструктуры — электро- и водоснабжения, школ и больниц, административных зданий. Мы понимаем, что на это нужны финансовые средства, поэтому надеемся привлечь к участию в этом мероприятии как основные ведущие страны мира, так и международные организации, в том числе неправительственные, которые могут оказать содействие в этом вопросе.

— Каковы примерные сроки ее проведения?

— Октябрь-ноябрь. Пока еще рано говорить о конкретной дате.

— В заявлении также шла речь о том, что страны-гаранты предпримут меры по обеспечению безопасности мирного населения в Идлибе. Речь идет только о перемирии или о еще каких-то конкретных шагах?

— Российская сторона всегда руководствовалось тем, что мирное население страдать не должно. Еще раз хотел бы подчеркнуть, что все объекты, по которым наносит удары российская авиация, проверяются несколько раз через различные источники. Только после этого, если нет никаких предпосылок, что пострадает мирное население, они выполняются. Они проводятся только против боевиков, против складов с вооружениями. Вот основные цели.

«Мы не боремся с мирным населением, никогда этого не было»

Мы же все-таки Российская Федерация. Иногда, когда слышишь обвинения в адрес России, которая прошла Великую Отечественную войну, во время которой погибло столько людей, что мы якобы убиваем мирных женщин и детей... Это мало того что несерьезно, даже не обидно, — это очень неприятно.

К сожалению, в современном мире многое поставлено с ног на голову, и черное называют белым, а белое — черным. Возьмите пример "Белых касок". Нам сегодня оппозиция демонстрировала различные кадры, смотришь — а там эти "Белые каски". Все понятно.

Эти люди — преступники. Они провоцируют мировые державы на рост конфронтации между ними и на взрыв напряженности. Их надо, по большому счету, судить. Я думаю, что рано или поздно все они поименно предстанут перед судом, все они.

— "Белые каски"?

— "Белые каски". Я думаю, что эту работу нужно начинать, их надо выявлять и собирать доказательства их преступных действий. А таких доказательств уже очень много.

— Хотели задать еще один вопрос относительно сирийского конституционного комитета. Сколько же все-таки еще остается несогласованных кандидатур?

— Да нет, все кандидаты практически согласованы. Но это же процесс. От правительства 50 человек, от оппозиции 50, от гражданского общества — 50. Но прошло уже достаточно много времени с момента утверждения этих списков. Кого-то, может, уже и нет, кто-то отказался, кто-то заболел. Нужно будет снова досогласовать каких-то определенных кандидатов.

«Этот процесс не упирается в одну, две или три фамилии»

Будем надеяться, что в ближайшее время это (создание конституционного комитета) все-таки произойдет. Астанинский формат свою часть пути прошел. Дело теперь за спецпосланником, в том, насколько он самостоятелен в принятии решений. Если он самостоятелен, то примет решения, потому что нет каких-либо препятствий к созыву конституционной комиссии. Если нет, то этот процесс будет затягиваться и дальше.

— Действительно ли можно ожидать, что объявление о создании конституционного комитета будет сделано на саммите Россия — Иран — Турция?

— Я еще раз говорю, что саммит Россия — Иран — Турция — это саммит астанинского формата, но само принятие решения о созыве конституционного комитета — это прерогатива сугубо Гейра Педерсена. Когда он скажет, это и произойдет. Если до саммита, то, думаю, президенты трех стран поприветствуют принятие такого решения, отметив вклад астанинского формата в этот процесс.

— Согласованы ли параметры нового обмена пленными?

— Вопрос не о параметрах. Параметры уже существуют, иногда вносятся в них какие-то коррективы. Дело в согласовании конкретных списков со стороны оппозиции и со стороны правительства. Новые списки есть, и они будут согласовываться уже в ближайшее время.

Обмены не привязаны к каким-то конкретным датам. По мере решения этих вопросов (согасования списков) будут происходить дальнейшие обмены.

— Даты следующего обмена пока нет?

— Сложно сказать. Это может быть и через две недели, а может, через месяц-полтора. Все зависит от доброй воли двух сторон.

Беседовали Владимир Костырев, Джамиля Рахимуллина


МОСКВА, ТАСС
12


Теги: Александр Лаврентьев, Сирия, Нур-Султан, очередной раунд переговоров, условия согласованного перемирия, формирование, сирийский конституционный комитет