Новости / Политика и общество

16:04 / 12.10.22

Илан Шор: 50 тысяч манифестантов – это только начало

Илан Шор: 50 тысяч манифестантов – это только начало

Илан Шор. Архивное фото © Sputnik / Miroslav Rotari

Молдавии завершается третья неделя массовых протестов против роста цен, энергокризиса и против действующего прозападного руководства страны. Организатором манифестаций стала оппозиционная партия "Шор", лидер которой – Илан Шор – из-за преследования властей вынужден находиться за пределами республики. 

В интервью РИА Новости, которое он дал по Skype, политик рассказал о катализаторе народного негодования, о давлении на оппозицию, о геополитическом векторе Молдавии, о нейтралитете страны и приднестровском урегулировании, а также о его планах вернуться на родину.

– В Кишиневе проходит третья неделя антиправительственных протестов. Как партии "Шор", у которой всего лишь шесть человек в парламенте, удается собрать 40-50 тысяч манифестантов?

– Вы не смотрите на сегодняшнюю расстановку кресел в нынешнем парламенте, потому что она не отражает, во-первых, ситуацию, которая была полтора года назад. Во-вторых, эта расстановка – результат обмана Майи Санду, которая в 2021 году пообещала народу золотые горы. Люди просто от безысходности поверили ей, а сегодня многие уже раскаиваются.

В-третьих, последние опросы общественного мнения показывают принципиально иную ситуацию, чем та, что сейчас существует в парламенте. Мы считаем, что сегодня партия "Шор" – это крупнейшая политическая сила в Республике Молдова как по количеству членов, так и по количеству партийных ячеек. Вы можете увидеть на улице ту народную поддержку, которую имеет партия "Шор".Но не партия "Шор" стала катализатором протестов, а недовольство граждан вызвано тем беспределом, который чинят Майя Санду и ее сподвижники, назовем их так.

Поэтому 50 тысяч человек – это только малое начало. Поверьте мне, что очень скоро вы увидите гораздо внушительное количество людей, которые будут протестовать. Когда у людей безвыходная ситуация, им не остается ничего другого, как выходить и требовать немедленной отставки действующей власти.

Знаете, голодный народ имеет право на восстание. Вот это правило сегодня подходит, к сожалению, в нашей стране.

– Сегодня мы наблюдаем случаи, когда протестующих не пускают в Кишинев, их останавливают где-то в районах. Есть факты давления со стороны властей, полиции. Вы фиксируете эти случаи?

– Конечно, фиксируем. К большому сожалению, это массовые факты. Процентов 30, даже 40 в последние два раза не доехали в Кишинев в связи с тем, что полиция по беспределу останавливает автобусы и не дает им двигаться. Эти факты все зафиксированы, есть видео-, аудиозаписи, есть публикации в средствах массовой информации. Национальное агентство автомобильного транспорта совместно с полицией останавливают транспортные средства и не дают людям доехать до Кишинева.

– Идут ли сейчас переговоры с другими оппозиционными силами – правыми, левыми? Политики в СМИ озвучивают, что нужно объединяться, но пока больше это просто на словах. Я не наблюдаю, что на деле есть какая-то поддержка, скажем так, других оппозиционных сил.

– Давайте говорить очень честно и откровенно. Сегодня мы ни с кем не ведем никаких сепаратных переговоров и никогда не вели. Мы очень открытые люди. Я публично призвал все оппозиционные партии, невзирая на наши взгляды, невзирая на наши предыдущие обиды и разногласия, объединиться во имя того, чтобы спасти народ Республики Молдова. Чтобы показать, что мы едины и в поддержке народа, и в желании людей провести досрочные выборы.

Но давайте также посмотрим на нынешнюю ситуацию. Майя Санду установила тоталитарный, полицейский режим в стране. Абсолютно на всю оппозицию заведены уголовные дела с нулевой базой доказательств. Множество оппонентов действующей власти находятся за решеткой, кто-то под домашним арестом.

Для чего это все было сделано? Для того, чтобы запугать оппозицию и не дать ей возможность поддержать народ открыто. Есть отдельные депутаты, партии, которые поддерживают публично протесты и говорят о солидарности с протестующими. Есть те, кто боится уголовных дел и не готов сегодня открыто вступить в борьбу.Я и мои коллеги приняли решение, что мы жертвуем собой во имя интересов людей. Многие мои коллеги были задержаны без всяких на то оснований. Но я собрал свою команду, с которой был очень откровенный разговор: либо мы будем подвергаться арестам, обыскам, давлению, либо мы сдаемся беззаконию, понуканию и молчим. Единогласно регионы, а я опираюсь именно на их мнение, приняли единогласное решение – идти до конца во имя интересов наших граждан. Именно поэтому партия "Шор" была на площади, будет на площади до полной победы.

– Президент страны Майя Санду неоднократно заявляла, что нынешние протесты организованы "ворами и преступниками". Наверняка она намекала на те уголовные дела, которые возбуждены в отношении вас и ваших коллег по партии. Но при этом власти не сообщают о том, на каком этапе находится расследование этих дел. Складывается впечатление, что нет никаких расследований, а властям просто необходимо создать образ врага в лице оппозиции. У вас есть аргументы – что выдвинутые в ваш адрес, в адрес ваших коллег обвинения в экономических преступлениях – это банальное давление и преследование со стороны власти?

– Смотрите, Майя Санду дает сегодня прямые указания генеральному прокурору и судьям как им действовать. Более того, в последнее время она не стесняется давать прямые указания с экранов телевизоров. Такого беспредела за 30 лет никогда не было в Молдове. Сегодня в Молдове абсолютно нет юстиции. Я привлек по своему делу ряд опытных адвокатов. Неоднократно было доказано, что в отношении меня и моих коллег ведется политическое преследование. Поэтому есть то, что есть, и именно с этим, в том числе, мы сегодня боремся. Мы не можем и не готовы жить в захваченном государстве.

– Молдавия переживает сейчас не только экономический кризис (небывалая инфляция, рост цен на товары и услуги), но и энергетический. Цена на газ для населения за год выросла в пять-шесть раз, если сравнивать октябрь прошлого года и нынешний октябрь. Недавно вы заявляли, что готовы сами отправиться в Москву на переговоры по поставкам газа в республику. Но ваша партия в оппозиции, а вы – не в стране… Как вы видите ваше участие в переговорах и в каком качестве?

– Очень просто. Я всегда говорил и буду говорить, что решение проблем не всегда требует прямого контакта. Коронавирус обучил нас IT-технологиям. Сегодня есть "зумы", "скайпы" и многое, что позволяет общаться на расстоянии. Вот даже мы с вами так общаемся, это во-первых. Во-вторых, есть мои коллеги-депутаты, которые ездят в Москву и пытаются решить проблему, надеюсь, что очень скоро будет результат этих поездок.

Мы считаем, что главное результат. Мои коллеги могут в любой момент при необходимости вылететь в Москву (и вылетали, и будут вылетать) с тем, чтобы продолжать решать проблемы с поставками газа в Молдову. Оттого, что власть сегодня пытается выслужиться перед своими западными хозяевами, не должны страдать простые люди. А именно это сейчас и происходит. Ведь сегодня вы видите, что, по сути, действующая власть выполняет строгие указания своих зарубежных кураторов. И у них нет права ни на шаг влево, ни на шаг вправо. И это тоже является большой проблемой. Не может президент страны, народ которого скоро столкнется с голодом и холодом, слушать своих западных идеологов и не вести переговоры со стратегическим партнером – Российской Федерацией для того, чтобы найти решение для своего народа. Это называется предательство.

– На ваш взгляд, есть косвенное иностранное вмешательство в действия администрации Санду, самостоятельна ли она?

– Оно (вмешательство) не какое-то, оно прямое, к сожалению. Это сейчас видно невооруженным глазом. Сегодня Молдова управляется тотально и полностью извне.

– Да, и еще мы слышим иногда такие заявления со стороны, скажем так, стратегических партнеров, что молдавской армии нужно вооружаться. Ваше мнение на это счет?

– Мое мнение – Молдове не нужна армия. Молдова является нейтральным государством. А деньги, которые идут на армию, надо направить на пенсии, на увеличение зарплат. К сожалению, за 30 лет многие, кто находился у руля Молдовы, довели ее до нищеты и до тотальной бедности. Зачем Молдове армия, когда в нашей Конституции четко прописан нейтралитет? Мы не должны ни на кого нападать и ни от кого обороняться. Да, можно часть денег направить на укрепление полиции специального назначения (аналог ОМОНА), а остальные деньги пустить на повышение пенсий. Вот это сегодня является главной задачей политика – накормить людей.

– По Конституции Молдова является нейтральным государством, но учитывая интересы нынешней власти, по вашему мнению, они смогут изменить Основной закон, убрать из него понятие "нейтралитет"?

– Они действуют, как беспредельщики, неоднократно доказали это. Но народ Молдовы не хочет войны, народ Молдовы не хочет, чтобы страна участвовала в любых военных действиях – мы нейтральное государство, мы мирные люди, хотим спокойно решать свои проблемы и свои задачи, вот и все.

– Раз уж мы затронули "милитаристский" вопрос… Хотелось бы знать вашу позицию по недавнему выступлению Санду. Недавно она заявляла с трибуны ООН, что Молдова должна вывести российскую армию из Приднестровья. Насколько это реально сейчас? И есть ли сейчас в этом такая необходимость?

– Моя позиция, как и позиция партии, заключается в следующем: все вопросы Приднестровья – это процесс тонких, мягких, стратегических переговоров сторон конфликта. Я уверен, что садясь за стол переговоров, мы можем всегда найти решение в пользу жителей обеих берегов Днестра. Я считаю, что сегодня решение приднестровского вопроса – это поиск компромиссов.

– То есть решение должно быть найдено на уровне того же формата "5+2" или на уровне лидеров государств?

– Это решение должно быть на уровне сторон конфликта, лидеров государств, заинтересованных в разрешении данной конфликтной ситуации.

– То есть только такой путь может быть, да?

– Однозначно да. Любые форматы придуманы политиками, чтобы не решать вопрос. Когда есть желание найти конкретный выход, то садятся за стол три человека и находят решение во благо людей, а когда хочется размыть проблему и создать из нее миф, пиар, то можно создать всякие форматы – "5+2", "18+2", только толку от этого не будет.

– В Молдове почти все партии любят указывать, какой они направленности, что за взгляды разделяют. Но многие люди в Молдове не могут понять, какой вы политик, какой направленности является партия "Шор". Вы пророссийские или прозападные, левые или правые? Каково ваше позиционирование на политическом поле?

– Я ни левый, ни правый, я – промолдавский политик. В первую очередь, я защищаю интересы граждан моего государства – Молдовы. Я был и буду промолдавским политиком. Вступив на политический путь, я сказал открыто и просто: "Уважаемые господа, я не политик, я бизнесмен. И для меня правительство, парламент и президентура – это обслуживающая компания, которая предоставляет сервис населению. И моя задача, как генерального директора этого предприятия, – дать народу максимальный качественный сервис, дать им хорошие зарплаты, хорошие рабочие места, хорошие пенсии, хорошую инфраструктуру, хорошие дороги, хорошее отношение со всеми, абсолютно со всеми, так, чтобы мой народ не чувствовал себя ущемленным".

Да, я считал и считаю, что Россия является стратегическим партнером для Республики Молдова во всем: в экспорте товаров, в импорте энергоресурсов, во многих других областях, в которых Молдова не может жить без России. Надо смотреть правде в глаза.

Именно поэтому я призываю к максимально открытому, честному и настоящему диалогу с Москвой. Я считаю, что без Москвы Молдова не сможет быть счастливым и успешным государством для своих граждан. И чтобы ни говорили, какие должны быть партии – левые, центристские, прозападные – без России нет решения, как сделать Молдову счастливой. Поэтому ответ на ваш вопрос будет очень простой. Я промолдавский политик, который выступает за максимально тесные и дружеские связи с Востоком, который является стратегическим партнером для Молдовы. При этом мы готовы и хотим вести коллегиальный, нормальный, качественный диалог с Западом для решения проблем наших граждан.

– А если молдавские власти сейчас присоединятся к санкциям против России, ваше мнение, должна ли Молдова сделать такой же шаг?

– Присоединение молдавских властей к санкциям против правительства (России – ред.) – это тоже самое, что объявить войну собственному народу. Я допускаю, что такую глупость нынешние молдавские власти совершат, но это будет равносильно объявлению войны собственным людям.

– Граждане Молдовы за 30 лет видели разных политиков. Что нужно сделать, чтобы люди начали доверять политикам?

– Смотрите, я не занимаюсь сейчас самопиаром. Когда я пришел в политику, я людям честно пообещал, что не буду им врать. Людей интересует не политика, а дороги, освещение, тепло… Когда я стал мэром города (Оргеев), обещал это людям. Я и моя команда слово свое сдержали.

После этого моя партия выиграла в моем регионе, где мы тоже сейчас держим слово перед народом. И все, что мы обещали людям, мы последовательно выполняли. Доверие вернуть людям можно только тогда, когда ты держишь перед ними слово, как политик. Не врешь, а говоришь правду в глаза и работаешь ради людей.

К большому сожалению, за 30 лет в Молдове к власти приходили люди из ниоткуда, большинство, конечно, не все. Были и мудрые, крепкие руководители, но тоже где-то совершали ошибки. В основном, приходили люди из ниоткуда. Люди, которые пришли к власти для того, чтобы заработать для себя капитал для того, чтобы наворовать денег, чтобы их семьи жили хорошо сегодня и завтра. Я пришел из бизнеса. Все прекрасно знают, что у меня есть деньги. Я пришел в политику по нескольким причинам.

Я сильно люблю свою страну, я хочу в ней жить, я хочу в ней жить так, чтобы народу вокруг меня жилось хорошо. Только тогда и так мне не будет стыдно быть богатым в собственной стране.

Я хочу, чтобы люди имели достойные зарплаты и пенсии, я хочу, чтобы люди имели достойные рабочие места, я хочу, чтобы люди ездили по хорошим дорогам, чтобы у людей было на что давать образование и воспитание своих детей. Я желаю, чтобы люди по-другому посмотрели на свою страну, чтобы здесь у нас процветало слово патриотизм.

К большому сожалению, сейчас люди покидают страну. Родители еще неродившихся детей уже знают, где они будут жить: в Италии, в ПортугалииФранцииГермании или еще где-то.

Это большая трагедия нашего народа. Власти за 30 лет сделали все так, чтобы уничтожить идентификацию молдаван. Когда я говорю "молдаване", я имею ввиду все национальности, проживающие в Молдове. Мы полиэтничная страна. Так было и так будет всегда. Есть и молдаване, и русские, и украинцы, и евреи, и гагаузы, и татары и др. Все мы молдаване, мы граждане своей страны. И нас объединяла всегда культура, доброе отношение друг к другу. Сегодня политики за 30 лет убили это. Моя мечта это все возродить. Сделать так, чтобы жители моей страны гордились тем, что они являются гражданами Молдовы. А для этого нам придется хорошо поработать.

– Тем более у вас есть пример, который можно показать, это тот же город Оргеев, Оргеевский район, где ваша команда показала, как можно эффективно управлять, применяя свой менеджерский опыт, опираясь на потенциал людей…

– Именно это я и хочу сделать, именно в этом и заключается моя мечта. Я хочу показать людям, что власть – это компания по оказанию услуг населению, а не наоборот. 30 лет народ оказывал услуги властям, платил в казну деньги, а политики их крали.

Я хочу другое. Я хочу построить страну, где человек, просыпаясь утром, знает, что есть правительство, есть государство, которое о нем думает. И думает о том, где он будет учиться, как он будет учиться, на какие деньги он купит себе продукты питания, как он сможет организовать свой отпуск, как он сможет детям своим дать образование, как родителям дать возможность красиво жить. В этом заключается главная роль любого правительства – обслуживать свой народ.

– Молдова, точнее, власти, выбрали путь евроинтеграции, страна является кандидатом в ЕС, и все время власти ищут какую-то выгоду от этого Европейского Союза, что будет все хорошо, все замечательно. А какая может быть польза от самой Молдовы, чем мы можем быть полезны и Европейскому союзу, и Евразийскому, если такая возможность будет туда интегрироваться, какую пользу может принести Молдова?

– Вот смотрите, почему Европейский союз стал, скажем так, неким товаром, который неудачные политики, не имеющие, что предложить людям, подают как красивую обертку. Да, полтора миллиона наших граждан находится за рубежом. Понятно, что люди там видят, они видят красивые дороги, хорошие пенсии и т.д. Только никто не говорит правду, что Евросоюз к этому шел множество лет. К этому невозможно дойти за один день. Но глупые и неудачные политики, которые не могут дать свои решения народу, продают удобную картинку Европы и говорят, вот, ребята, вот так мы будем жить.

Майя Санду продала "картинку" Европы Молдове. Почти 50 с чем-то процентов населения поверили этой лжи и вранью, и где сегодня Молдова? Где дороги, где пенсии, где зарплаты, где красивая жизнь? Нет этого. Почему? У Молдовы не может быть другого пути, только свой путь.

Мы находимся на пересечении Запада и Востока. Мы не можем, не имеем права позволить себе быть, так сказать, машиной по удобному обслуживанию. Мы обязаны иметь свою повестку дня, мы обязаны решать свои вопросы, мы обязаны решать проблемы, которые сегодня интересуют наших граждан. Никто не говорит, что мы не уважаем Европу, мы уважительно к ней относимся, мы должны общаться, мы соседи, но мы должны иметь свою повестку дня, которая интересует граждан Республики Молдова. Только это сегодня может нам помочь. Посмотрите, мы уже сколько лет являемся ассоциированным членом ЕС, что мы получили?

– Получили очередные долги, проценты по кредитам, которые надо выплачивать…

– Вы знаете, я вам расскажу одну историю. Я был мэром города в 2016 году. Маленький пример – ко мне приходит глава одного из управлений мэрии и говорит: у меня хорошая новость, нам дают грант на энергоэффективность.

А я только стал мэром, неопытный в этих делах, я пришел из бизнеса, я пытался понять, что такое канализация, что такое дорога, что такое крыша, я никогда этого не знал, я учился на ходу.

И вот я спрашиваю: что такое энергоэффективность, что это под громким словом скрывается? Мне говорят: ну, как, – например, в детском саду утепление окон, утепление стен и котел. Я говорю: шикарно, а какая стоимость гранта? Мне говорят: 2 миллиона евро. Я говорю: вообще прекрасно, а можно расшифровку, на что эти деньги должны пойти. Можем потратить, как мы хотим?

Нет, нет, конечно, мы должны потратиться так, как написано в условиях гранта, – отвечают. Мне говорят: смотрите, 400 тысяч евро – это мы имеем право потратить на утепление окон и стен, а на миллион 600 нужно купить котел. Я говорю, так, а дальше. А вот этот котел нам будет давать тепло, он работает на специальных брикетах, вместо газа. Я говорю, хорошо, а эти брикеты, где можно покупать? Мне говорят: только в таком-то и таком-то месте. И мои экономисты посчитали – 400 тысяч евро, которые нам бесплатно дают на утепление окон и стен, мы, по сути, окупаем за год разницы цены между покупкой очень дорогих брикетов и газа. Это мой личный пример, будучи мэром.

Поэтому, когда мы говорим слово "гранты", "бесплатно". Бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Поэтому ничего бесплатного в Молдове нет. На Молдову вешают кредиты, которые будут выплачиваться еще долго.

– Я это и имел в виду. Мы получаем от Евросоюза долги…

– Мы имеем не просто долги. Мы вешаем на себя некие обязательства, которые мы должны потом выполнять. Я вам дал пример с садом. Хорошо, что я мэр, имеющий позицию. Я сумел отказаться от этой полной глупости. Но вы понимаете, покупать брикеты в Польше у одной компании и за год отбить 400 тысяч евро, понимаете, да, разницу. То есть, покупая газ, я экономлю, условно говоря, те же 400 тысяч евро, которые я должен был бы платить за эти брикеты. Так вопрос, зачем? То есть через год я потрачу на 400 больше, через два – на 800 и так далее, и так далее, и так далее. То есть это не является подарком, это является хорошим маркетинговым ходом.

– Мы наблюдали такой пример буквально вчера, когда Румыния предоставила помощь Молдове в виде дров. В Кишиневе сказали, что приветствуют эту помощь, но выясняется, что ничего подобного, эти дрова у Румынии нужно купить за 26 миллионов румынских лей, около пяти миллионов долларов. Эти деньги должны быть выплачены из бюджета Молдовы. "Хорошая" помощь.

– К сожалению, это то, что мы имеем сегодня. Я еще раз хочу сказать, я не антиевропейский политик. Я за то, чтобы мы садились за стол переговоров, говорили на нормальном, партнерском языке с Европой. Но я против того, чтобы мы на коленях ползали перед ней и клянчили у них деньги, лишь потому, что наши политики не могут их заработать для своего народа. Я прошу прощение, но государственные менеджеры у нас сегодня глупые, не может быть НПОшник министром. Не может. Когда менеджер неспособен обеспечить свой народ доходом, он приходит и народ втягивает в долговую яму. А именно это сейчас и происходит в Молдове.

– Анонсируя первый массовый протест на 18 сентября, вы говорили, что совсем скоро будете рядом с протестующими на площади? Когда и при каких условиях вы планируете вернуться в Молдову?

– Я крайне уверен, что в ближайшее время в Молдове изменится ситуация – политическая и экономическая. Сегодня власти боятся оппозицию. Как только власть пошатнется, суды и прокуроры перестанут брать под козырек все решения, потому что они понимают, что им придется отвечать за сегодняшние незаконные действия (а сегодняшние действия прокуроров и судей сильно незаконны), я буду в стране.

– Полиция Кишинева обратилась в суд с требованием обязать местные органы власти приостановить эти собрания. Полиция утверждает, что было зафиксировано 40 правонарушений, в том числе были и оскорбления сотрудников правоохранительных органов, умышленного перекрытия проезжей части. Но, насколько мы видим, протесты носят мирный характер, беспорядков не было. Как вы расцениваете этот шаг полиции?

– Это провокационная попытка действующего режима запретить протесты любой ценой. Они пытались руками мэрии Кишинева задушить протесты, но не получилось. Сейчас они пытаются это сделать с помощью своих карманных судей. Если у судьи, к которому попадет это дело, хватит мозгов и силы воли для того, чтобы не нарушать законы, то он удержится. Если пойдет против закона, тогда продолжим бороться. Мы завершим протесты, когда добьемся главной цели – смены этой антинародной власти.


РИА Новости


Оригинал

Теги: Илан Шор, интервью РИА Новости, Молдавия, массовые протесты, рост цен, энергокризис, прозападное руководства страны, партия "Шор"

В рамках исполнения ст. 4 закона РФ «О средствах массовой информации» редакция ИА «Оружие России» информирует о том, что организации, информация о которых может быть указана в опубликованной статье, являются организациями, деятельность которых в Российской Федерации запрещена, согласно перечню общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (официальные источники: сайт "Российской газеты" (соответствующие разделы сайта https://rg.ru/ или https://rg.ru/2018/12/05/spisok-dok.html) и сайт Минюста России (соответствующие разделы сайта https://minjust.ru/ или https://minjust.ru/nko/perechen_zapret).