Новости / Политика и общество

">
0:37 / 17.04.11

Михаил Дмитриев о военно-техническом сотрудничестве с зарубежными странами


Михаил Дмитриев. Фото А. Соколов

Ниже публикуется интервью директора Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству России с зарубежными странами (ФСВТС) Михаила Дмитриева, в котором он ответил на вопросы ведущего радио "Голос России" Игоря Панарина. Текст интервью был опубликован на официальном сайте ФСВТС России 7 апреля текущего года.

 

Панарин: Здравствуйте! У нас очень интересная и важная для России тема. Мы говорим о военно-техническом сотрудничестве. У меня в гостях Михаил Аркадьевич Дмитриев, директор Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству. Здравствуйте, Михаил Аркадьевич.

Дмитриев: Здравствуйте.

 

Панарин: Тема непростая, интересная и для многих закрытая. Как Россия осуществляет военно-техническое сотрудничество? Много ли стран участвуют с нами в этом процессе? Насколько он интенсивен в последние годы? Я хотел сообщить уважаемым радиослушателям, что вы около 10 лет возглавляете процесс военно-технического сотрудничества России, правильно?

Дмитриев: Совершенно верно, уже 10 лет.

 

Панарин: Насколько усилился этот процесс за эти годы? Какие перспективы Вы видите? Тут сразу комплекс вопросов.

Дмитриев: Да, совершенно верно. Все эти 10 лет у нас позитивная динамика, мы все время идем вперед. 2000 год – это та точка отсчета, когда мы начали работать в сфере военно-технического сотрудничества в другой конфигурации, когда появился один государственный посредник (до этого посредников было несколько, и была ненужная чехарда) - Комитет по военно-техническому сотрудничеству.

 

Панарин: То есть, это первооснова? Юридическая служба?

Дмитриев: Да.

 

Панарин: И Вы сразу его возглавили?

Дмитриев: Мы работаем в заданном стандарте все 10 лет. Все это время мы идем с перевыполнением плана, говоря советским языком. Действительно, у нас есть план, который утверждает президент, и мы его выполняем. В прошлом году план объема экспорта продукции военного назначения составлял 9,5 миллиардов долларов – это. Итоговый объем военного экспорта за прошлый год составил 10 миллиардов 400 миллионов долларов.

 

Панарин: То есть, план президента перевыполнен на 900 миллионов долларов?

Дмитриев: Да. Можно говорить о том, что выстроенная десять лет назад система демонстрирует свою эффективность на данном этапе.

 

Панарин: Михаил Аркадьевич, система, демонстрирующая эффективность, - это люди, команда. Какова команда, возглавляемая вами?

Дмитриев: Ее костяк – это те самые люди, которые работали еще во времена Советского Союза, в девяностые годы в различных организациях, имеющих отношение к военно-техническому сотрудничеству. Они составили костяк нашей основной структуры ("Рособоронэкспорта") и костяк нашей организации – теперь Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству. Часть из них работают в других компаниях и на предприятиях, которые тоже имеют право выхода на внешний рынок. Таких крупных предприятий у нас более двадцати. Они предлагают на мировом оружейном рынке запасные части и сервисное обслуживание нашей техники, поставленной ранее. Все это - большой треугольник. Много людей и предприятий оборонно-промышленного комплекса задействованы в этой сфере. Мы работаем вместе и выполняем поставленные задачи.

 

Панарин: Михаил Аркадьевич, вы сказали про треугольник. Какие регионы мира являются приоритетными для этого треугольника с точки зрения военно-технического сотрудничества за нулевые годы?

Дмитриев: Нам удалось диверсифицировать этот вопрос с точки зрения географии. Раньше мы замыкались на АТР.

 

Панарин: То есть, Азиатско-Тихоокеанский регион.

Дмитриев: И у нас доминировали две страны – Индия и Китай. Более 80 процентов экспорта России шло именно туда.

 

Панарин: То есть, 20 процентов - на все остальные страны.

Дмитриев: Да, именно так. Сейчас у нас более широкая палитра стран. Азиатско-Тихоокеанский регион продолжает оставаться одним из основных, но он стал более многообразным. Мы сейчас работаем с целым рядом государств в рамках этого региона.

 

Панарин: С какими именно?

Дмитриев: Например, Вьетнам.

 

Панарин: Да, это наш стратегический союзник.

Дмитриев: С ним идет очень серьезное продвижение в военно-технической сфере, есть серьезные программы. В последние годы – Мьянма.


ЗРС С-300ПМУ-2

Панарин: Это новое название Бирмы.

Дмитриев: На втором месте у нас Ближний Восток и Северная Африка.

 

Панарин: Сейчас там "жарко" в политическом смысле.

Дмитриев: Мы не думаем, что это сильно отразится на нашем взаимодействии. Полагаем, что в дальнейшем ситуация вернется к стабильности. По поводу того, о чем Вы говорите. В отношении Ливии была принята резолюция Совбеза, недавно вышел Указ Президента, и мы строго выполняем все взятые на себя международные обязательства - поставки прекращены и сотрудничество приостановлено.

 

Панарин: До того момента, когда международное сообщество разрешит эту непростую ситуацию?

Дмитриев: Безусловно. С точки зрения географии у нас сейчас есть и Латинская Америка.

 

Панарин: Какие страны?

Дмитриев: В основном это Венесуэла.

 

Панарин: То есть, это наш военно-технический плацдарм, если так можно выразиться, или нет?

Дмитриев: Не совсем плацдарм, но сейчас в рамках всех правил идет достаточно бурное военно-техническое взаимодействие с этой страной. Я еще раз хочу повторить, что мы строго соблюдаем все взятые на себя международные обязательства и те параметры, которые обязаны соблюдать все страны в рамках контрольных международных режимов.

 

Панарин: То есть, мы действуем четко в рамках международных соглашений?

Дмитриев: Да, мы никогда ничего не нарушали, и весь мир об этом знает. К нам никогда не было претензий со стороны ни одной международной организации.

 

Панарин: Мы открыты в этом смысле?

Дмитриев: Безусловно. Мы ничего не скрываем, все делается предельно открыто.

 

Панарин: Если посмотреть на российский оборонный комплекс, то каково его будущее в целом? Присутствует ли динамика военно-технического сотрудничества? Если мы заглянем в 2020 год, что тогда мы сможем предложить мировому рынку?

Дмитриев: Мы смотрим на этот процесс через призму экспорта нашего вооружения. У нас существуют свои представления, мы делимся ими с нашими коллегами по оборонно-промышленному комплексу. На рынках требуются более глубокая работа и выход на новые высокотехнологичные изделия.

 

Панарин: Что вы понимаете под новыми изделиями?

Дмитриев: Нужны новые разработки, новые супертехнологии по всем линиям: и в авиации, и в военно-морском флоте, и в сухопутных войсках, и в системах ПВО.

 

Панарин: В ПВО мы мировые лидераы? Можно ли сказать, что Россия – мировой лидер с точки зрения научных технологий, разработок и систем безопасности вообще?

Дмитриев: Я считаю, что с большой долей уверенности мы можем сказать, что здесь мы являемся лидерами. Но не единственными, а наряду с другими известными странами. Наши системы ПВО очень востребованы. Говоря обычным языком, у нас за ними стоит очередь. Концерн ПВО перезагружен, и из-за этого мы не можем выполнять заказы быстро. Требуется дальнейшее развитие производственных мощностей, расширение площадок. Мы продолжаем принимать заказы, но уже на 2014 - 2017 годы. Мы смотрим в дальнюю перспективу.

 

Панарин: Где еще мы выглядим так же уверенно, кроме ПВО?

Дмитриев: В общем-то, мы выглядим также во всех направлениях, в различных спектрах. Весь ОПК и военно-техническое сотрудничество –это сфера высоких технологий. И Россия занимает в этой области передовые позиции.

 

Панарин: Давайте перейдем от передовых технологий к экономике России. Наш президент провозгласил курс на инновационное развитие нашей экономики в целом. Насколько наш военно-промышленный комплекс может помочь всей экономике в инновационном движении вперед, в модернизации?

Дмитриев: Мы и руководители Министерства промышленности России считают, что именно через оборонно-промышленный комплекс мы можем легче и быстрее перейти к процессу модернизации, инновации, о котором говорил президент. С нашего угла (имея в виду треугольник ВТС) мы видим, что без дальнейшей модернизации, совершенствования оборонно-промышленного комплекса нам будет тяжелее выступать на рынках. Конкуренция очень мощная, и она постоянно возрастает. Это происходит не только потому, что на рынках появляются новые игроки (хотя и это тоже имеет место), но и потому что страны, являющиеся традиционными поставщиками вооружения, наращивают свое производство и тоже идут вперед. Мы постоянно ощущаем конкуренцию, которая все более усиливается.

 

Панарин: Конкуренция – это нормальный процесс. Можем ли мы посмотреть в перспективу 2020 года и, несмотря на усиление конкурентной среды, усиление других игроков на этом рынке, сказать, что мы сохраним свои позиции в тройке мировых лидеров?

Дмитриев: Я в это верю. У нас есть своя ниша. Она была выстроена Советским Союзом.

 

Панарин: В чем она заключается?

Дмитриев: Очень многие страны привыкли к нашему вооружению. Им нравится это простое, относительно дешевое и качественное оружие.

 

Панарин: То есть, выигрывают именно эти три компонента?

Дмитриев: Да, они важны, и важно их не потерять. Я уверен, что мы будем идти вперед. Об этом свидетельствуют, кстати, и последние годы.

 

Панарин: Примерно с 2008 года?

Дмитриев: Да, 2008 - 2010 годы. Даже кризисные годы не ударили сильно по этой сфере. Если глобальный кризис и коснулся этой сферы, то незначительно. Объемы растут. На 2011 у нас есть утвержденный президентом план объема экспорта ПВН – 11 миллиардов 600 миллионов долларов. То есть, здесь мы опять видим довольно резкий скачок вперед. Наш портфель заказов позволяет это сделать. Сейчас он у нас очень приличный – 48,5 миллиардов долларов. Я имею в виду уже подписанные контракты. Их мы обязаны выполнять: это международные обязательства.

 

Панарин: То есть, заказ на 2011 год почти в 5 раз больше заказа на 2010 год?

Дмитриев: Да. Говоря другими словами, наш портфель каждый год растет. В прошлом году мы заключили контракты на 16 миллиардов.

 

Панарин: Шестнадцать миллиардов контрактов и упомянутые вами регионы – АТР, Ближний Восток, Латинская Америка. Сколько занимает в этой сумме в процентном соотношении АТР?

Дмитриев: Наш основной партнер там – это, безусловно, Индия. Также у нас есть Алжир, и Венесуэла, и Китай.

 

Панарин: Когда наше оружие начнет покупать Европа, не только Восточная, но и, скажем, такие страны, как Италия, Франция, Германия?

Дмитриев: Европа – это не нечто закрытое. У нас есть межправительственные комиссии с европейскими странами. Они работают по очень интересным темам. Мы сотрудничаем с Италией, Францией, Германией, Великобританией по широкому спектру тем. Может быть, они не такие масштабные, но включают высокие технологии в этой сфере.

 

Панарин: То есть, такое сотрудничество идет, но пока не такими масштабными темпами?

Дмитриев: Такое сотрудничество идёт, но просто не бросается в глаза. Оно все время развивается и расширяется. Результаты будут, возможно, в самые ближайшие годы.

 

Панарин: А если посмотрим на лидера в продаже оружия, то это пока Соединенные Штаты Америки?

Дмитриев: Да.

 

Панарин: Насколько они опережают нас?

Дмитриев: Мы с ними не соревнуемся в этой сфере. Тут есть разная статистика. Стокгольмский институт считает одно. В Великобритании, например, считают иначе. Они сильно нас опережают.

 

Панарин: По экспертным оценкам, какой примерно у них объем? Вот у нас, например, 10 миллиардов долларов. Мы говорим, что мы перевыполнили план.

Дмитриев: Для них 10 миллиардов – это, конечно, не объем. У них план в районе 20 - 24 миллиардов каждый год.

 

Панарин: Тенденция у США идет на уменьшение или сохранение?

Дмитриев: На сохранение и повышение. Я боюсь ошибиться в цифрах, поэтому просто скажу о тенденции.

 

Панарин: Какие есть еще игроки на этом рынке, помимо США?

Дмитриев: Франция, Великобритания, Швеция.

 

Панарин: И даже Швеция?

Дмитриев: Безусловно, там есть самолеты и другие системы вооружения. Целый ряд стран. Также есть и наши бывшие республики.

 

Панарин: Которые тоже, наверное, демпингуют?

Дмитриев: Я бы так не сказал. Они выступают на рынке фактически с нашим бывшим советским вооружением, с ценовыми параметрами, со сроками исполнения заказов. Иногда они делают это более удачно, чем мы, иногда – менее удачно. Но я не считаю это конкуренцией. Это некий соревновательный процесс. Мы всегда можем с ними договориться. У нас дружеские отношения.

 

Панарин: По крайней мере, за нулевые годы каких-то конфликтных ситуаций не было?

Дмитриев: Да, не было.

 

Панарин: Наиболее силен оборонный комплекс, видимо, на Украине?

Дмитриев: Да, на Украине и в Белоруссии. Они серьезные игроки на оружейных рынках.

 

Панарин: И они иногда оказывают нам содействие?

Дмитриев: У нас с ними подписано соглашение о взаимодействии на рынке третьих стран, что очень важно. Мы с ними встречаемся, работаем, у нас есть межправительственные группы, комиссии.

 

Панарин: Какова перспектива до 2020 года? Назовите какие-то крупные проекты. Вы уже говорили о портфеле заказов.

Дмитриев: Они известны и у всех на слуху. Самолет пятого поколения, очень серьезный совместный проект с Индией. Есть и второй проект.

 

Панарин: А что значит – пятого поколения? Поясните нашим радиослушателям.

Дмитриев: Это не наша формулировка. Она была дана нашими техническими специалистами.

 

Панарин: Насколько он отличается от предыдущего, от четвертого?

Дмитриев: Он отличается целым рядом параметров. Это уже вопрос к специалистам. У него совершенно другие характеристики, поэтому можно говорить, что это действительно другой самолет, а не модернизация старого.

 

Панарин: То есть, это наиболее масштабный совместный проект с Индией?

Дмитриев: С Индией есть и другие проекты, например, авианосец "Адмирал Горшков". К сожалению, проект затянулся по объективным условиям, но он уже на финишной прямой. Есть также очень серьезный проект с Индией –многофункциональный транспортный самолет. Сейчас мы этот проект запустили.

 

Панарин: Почему мы так интенсивно сотрудничаем с Индией?

Дмитриев: Это старые стратегические партнерские связи.

 

Панарин: Какие страны есть помимо Индии?

Дмитриев: Крупные проекты есть и с другими странами, например, с Вьетнамом, Китайской Народной Республикой. Просто они пока в еще начальной, консультационной стадии.

 

Панарин: Если мы говорим о консультационной стадии… Вы сказали, что портфель заказов подписан примерно на 48 миллиардов.

Дмитриев: На 48,5 миллиардов.

 

Панарин: Если говорить о перспективах возможного подписания контрактов, то о каких суммах может идти речь в начальной фазе?

Дмитриев: Тут приблизительные ориентиры. Мы не гонимся за объемом, наша задача в другом: нужно делать качественную работу на тех рынках, где мы уже присутствуем, с точки зрения сервисного обслуживания, поставки запасных частей, совместных разработок, создания различных совместных центров. Советский Союз в свое время поставлял до 30 млрд.долларов США.

 

Панарин: Когда мы дойдем до этого?

Дмитриев: Пока нам это и не нужно, но я уверен, что до 2020 года сохранится тенденция к увеличению объема российского экспорта вооружения. Пойдет программа президентской модернизации.

 

Панарин: Если смотреть поступательно (президент повысил заказ на 2011 год на 2 миллиарда), можем ли мы сказать, что к 2020 году мы можем выйти на уровень 20?

Дмитриев: Я уверен, что если такая задача будет, то мы, конечно, достигнем этого объема, просто критерии будут немного другими.

 

Панарин: Может ли Россия с уверенностью смотреть в будущее военно-технического сотрудничества? Может ли накопленный в нулевые годы потенциал позволить нам закрепиться на лидирующих позициях? Может быть, мы даже продвинемся, и к 2020 году вот эти тенденции будут закреплены?

Дмитриев: Я могу ответить на этот вопрос утвердительно. У нас есть все условия для сохранения за Россией лидирующих позиций в области военно-технического сотрудничества.

 

Панарин: Уважаемые радиослушатели, позвольте на столь оптимистичной ноте завершить наш диалог с Михаилом Аркадьевичем Дмитриевым, главным организатором военно-технического сотрудничества. Главный вывод из нашего диалога заключается в следующем. В нулевые годы Россия динамично, позитивно наращивала свой потенциал военно-технического сотрудничества. План на 2010 год, поставленный президентом, перевыполнен. Портфель заказов, который уже подписан (и он колоссален - 48,5 миллиарда долларов), позволяет говорить о том, что положительная динамика сохранится к 2020 году. Военно-промышленный комплекс поможет нашей экономике в позитивном развитии по пути инноваций и модернизации. До свиданья, уважаемые радиослушатели!

Дмитриев: Спасибо. До свидания!

В рамках исполнения ст. 4 закона РФ «О средствах массовой информации» редакция ИА «Оружие России» информирует о том, что организации, информация о которых может быть указана в опубликованной статье, являются организациями, деятельность которых в Российской Федерации запрещена, согласно перечню общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (официальные источники: сайт "Российской газеты" (соответствующие разделы сайта https://rg.ru/ или https://rg.ru/2018/12/05/spisok-dok.html) и сайт Минюста России (соответствующие разделы сайта https://minjust.ru/ или https://minjust.ru/nko/perechen_zapret).