Новости / Политика и общество / Развитие Севера, Сибири и Дальнего востока

18:00 / 03.02.20

Александр Козлов: «Это уже не экономика, а жизни людей»

Александр Козлов: «Это уже не экономика, а жизни людей»

Министр по развитию Дальнего Востока и Арктики Александр Козлов / Фото: invest.kmscity.ru

Дальний Восток становится одним из ключевых регионов России, на развитие которого в ближайшие годы будут направлены огромные средства. Министр по развитию Дальнего Востока и Арктики Александр Козлов в интервью «Известиям» рассказал о первых итогах реализации в регионе программы ипотеки под 2%, инвесторах, готовых прийти в ДФО, процессе создания региональной авиакомпании и объеме субсидий, необходимых для поддержания программы льготных перелетов из Центральной России. Во время беседы он поделился мнением о ситуации с коронавирусом и рассказал о том, повлияет ли она на экономику региона.

— Премьер-министр распорядился закрыть границы на Дальнем Востоке с Китаем из-за ситуации с коронавирусом. Как осуществляется этот процесс?

— С нашими соседями на Дальнем Востоке у нас 16 пунктов пропуска, которые попали под ограничение. Мы понимаем важность и ответственность, которая стоит перед теми людьми, кто сегодня обеспечивает безопасность. Полпред президента в ДФО, вице-премьер Юрий Трутнев в логике всех решений, которые были озвучены председателем правительства, дал поручения определенным органам на местах.

Мы недавно проводили встречу с губернаторами по подведению итогов 2019-го и планам на 2020 год. И этот вопрос был в приоритете. В том числе обсуждались и меры поддержки и помощи, которые с точки зрения оперативного реагирования на уровне органов федеральной власти нужно оказать на местах. Нужно делать это не нормативно, а незамедлительно, быстро. Это уже не экономика, а жизни людей. И я уверен, что те органы и службы, которым сегодня это поручено, под председательством премьера и всех ответственных лиц с этой задачей справятся.

Граждане Китая во время прохождения границы по временному коридору на пункте пропуска Благовещенск – Хэйхэ

Граждане Китая во время прохождения границы по временному коридору на пункте пропуска Благовещенск–Хэйхэ / Фото: ТАСС/Светлана Майорова

— Что касается вопроса продовольствия, действительно ли такая большая его часть идет к нам из Китая?

— Мы уже добились определенных успехов, и теперь курицу с молоком возим им мы. С коллегами из Минсельхоза работаем над тем, чтобы организовать свои теплицы, особенно на труднодоступных и пограничных территориях. Чтобы это были российские теплицы, в которых бы выращивались свежие, без добавок огурцы и помидоры.

Сейчас Китай старается больше закупать у нас. Особенно их интересует соя. От них к нам сегодня поступает тяжелая строительная техника.

— Скажется ли на нашей экономике закрытие границы?

— Моя позиция как гражданина Российской Федерации, как дальневосточника заключается в том, что самое главное в любой беде, а коронавирус — это беда, в первую очередь защита интересов человека. Коллеги, которые в нашей стране этим занимаются, профессиональны, контроль идет на самом высоком уровне — контролирует лично председатель правительства, президент уделяет особое внимание. Я верю, что всё будет сделано по максимуму, чтобы не допустить распространения вируса на территории России.

Вирус

Фото: ИЗВЕСТИЯ, Зураб Джавахадзе

— На Дальнем Востоке довольно высок процент трудовых мигрантов из Китая. Есть ли понимание, сколько их находится на территории региона и где конкретно?

— Я думаю, этот вопрос корректнее задать миграционным службам — мониторинг входит в их зону ответственности. Наши китайские товарищи в большей степени находятся сейчас у себя на родине, потому что отмечают Новый год. И, конечно, их возвращение потребует определенных мер контроля и надзора. Ответственным службам это уже поручено. В регионах, особенно в Забайкальском крае и в Амурской области, созданы штабы. Есть временные «коридоры» для тех, кто хочет вернуться. Но всё это осуществляется под особым, бдительным надзором.

— В России идет дискуссия об укрупнении регионов. Была идея объединения Еврейской автономной области либо с Амурской областью, либо с Хабаровским краем. Она получила какое-то продолжение? Прорабатывает ли министерство подобный вариант?

— В компетенцию нашего министерства не входит определение границ и полномочий субъекта. Это во многом изъявление людей — если они захотят, то проводится референдум, но это явно не решение каких-то определенных министерств.

Решение отнести Забайкалье и Бурятию к Дальневосточному федеральному округу, принятое ранее, — инициатива Совета Федерации, Валентины Матвиенко. Мы недавно обсуждали это на правительственном часе. Законодательные акты, которые были приняты по Забайкалью и Бурятии, все льготы и меры поддержки — все они сейчас распространяются на Дальнем Востоке.

Например, это создание территорий опережающего развития. Это территории, которые дают налоговые преференции и возможность строительства инфраструктуры для новых местных проектов за счет государства. Это и распространение таких мер поддержки, как строительство инфраструктуры для проектов, независимо от того, в ТОР они или нет. Это и льготные билеты, и демографический пакет на первого и второго и последующих детей.

Президент четко определил, что развитие Дальнего Востока — приоритет XXI века. И мы сегодня видим, что наши коллеги, отраслевые ведомства, принимают такие решения. Это и развитие БАМа, и строительство 40 новых аэропортов, и портовая инфраструктура. Много и адресных проектов, которые меняют не только судьбу человека, но и судьбы целых регионов.

Строительство второй очереди Байкальского тоннеля

Строительство второй очереди Байкальского тоннеля на участке Байкало-Амурской магистрали (БАМ)  / Фото: РИА Новости, Валерий Мельников

— На Дальнем Востоке действует программа ипотеки по ставке 2%. На конец января этого года уже заключено более 980 договоров на общую сумму 3,4 млрд рублей. Как вы оцениваете этот результат?

— Сначала я хочу объяснить, почему 2%. Мы попросили наших коллег из Росстата: «Посчитайте, пожалуйста, доходы наших молодых семей на Дальнем Востоке». Они сделали срез. И в среднем получилось: молодая семья зарабатывает 55 тыс. Мы минусовали из этой суммы 30 тыс. — это прожиточный минимум на двоих. Минус налоги — и получилась 21 тыс. То, что остается у молодой семьи на руки. Поднимаем срез по аренде жилья — от 15 тыс. во Владивостоке (он всегда запредельно дорогой был, потому что это портовый город, столица Дальнего Востока). То есть 15–25 тыс. — примерно то, что человек готов отдавать за жилье. И за свое жилье в том числе. Посмотрели банковские продукты — для этого нужно иметь доходность порядка 70 тыс. Меньше — уже не проходишь. У нас молодых семей примерно 400 тыс. Президент нас поддержал, сказав: «Снижайте порог — и вперед». Конечно, мы понимаем: рынок начинает потихоньку уменьшаться. Но спрос рождает и предложение. Этот вопрос можно решать.

Для примера: по ипотеке для многодетных семей под 5% за год было выдано 740 кредитов. А под 2% только за месяц — около тысячи. Чувствуете разницу? Мы понимаем: будет у молодой семьи жилье — будут и дети, всё по-другому будет.

— Владимир Путин поручил правительству проработать вопрос о создании авиакомпании по полетам на Дальний Восток. Будет ли это новая авиакомпания или перевозчик планируется создать на базе уже существующих?

— Для нас это решение очень долгожданное. Территория Дальнего Востока — это почти 40% страны, и по одному только региону можно лететь на самолете около четырех часов. Как исполнят это решение наши коллеги из Минтранса, для нас очень важно, мы вместе с ними работаем над этим проектом. У Минтранса есть предложения, как это сделать, все они разные. Здесь вопрос не просто в создании авиакомпании, а и в разработке ее маршрутной сети, которую нужно восстанавливать практически заново. С министром транспорта мы уже договорились, что на площадке вице-премьера Юрия Трутнева на следующей неделе соберемся и обсудим все варианты, которые будут предложены. И как только будет принято решение, Михаил Мишустин согласует, одобрит —соответственно, и мы начнем его исполнять.

— Каким может быть стартовый объем средств?

— Давайте не будем забегать вперед. Надо определить конечное решение, ведь авиация — дело недешевое. Важно еще, чтобы оно было доступно для исполнения и удобно для людей, которые будут пользоваться этими авиалиниями, — будет ли им возможно и доступно пользоваться такой услугой. Сейчас почти все перевозки на Дальнем Востоке субсидируются. Потому что если реальные экономические затраты будут отражены в билете, услуга окажется недоступна.

Самолет в аэропорту Петропавловска-Камчатского

Фото: ТАСС, Александр Петров

— Обсуждается ли на уровне правительства вопрос увеличения объема субсидирования перелетов из Центральной России на Дальний Восток? В прошлом году субсидии закончились чуть ли не в первой половине года.

— Конечно. Инициатива поддерживается, она разумна и справедлива. Есть определенная согласительная процедура. На данный момент выделено 6 млрд рублей. Необходимо еще 3 млрд. Чтобы по итоговой сумме было не меньше, а то и больше, чем в прошлом году (8,2 млрд было в 2019 году).
Вместе с министром транспорта мы уже обратились к председателю правительства и ждем поддержки, чтобы финансирование субсидирования полетов было на уровне прошлого года. Это позволит людям уже сегодня планировать свои отпуска. Программа изменилась, она стала действовать с 1 января по 31 декабря круглогодично, добавились многодетные семьи. Раньше она действовала с апреля по октябрь. Поэтому программа востребована и нужна. В прошлом году субсидируемыми билетами смогли воспользоваться больше 1 млн пассажиров.

— В Госдуме считают, что половина земельных участков, выданных по программе «Дальневосточный гектар», может остаться неосвоенной. Например, 42% получателей «гектара» на территории Хабаровского края так и не определились со способом использования бесплатной земли. Как вы оцениваете эффективность этой программы?

— Давайте для начала расшифруем, что такое «Дальневосточный гектар». Мы всегда говорим, что Дальний Восток — это 40% территории страны. Малозаселенной территории — там живет около 8 млн 200 тыс. человек. Представляете, какая это территория? У нас много земли — пожалуйста, берите. Была проделана большая работа с точки зрения технических возможностей, из этой цепочки убрали чиновников. Не менее важная вещь — это сроки оформления земельного участка на руки. В среднем по Дальнему Востоку он составляет 30 дней, на некоторых территориях — даже 18. Это хороший показатель, думаю, вряд ли кто-то может сравниться с ним.

На сегодняшний день 77 600 человек воспользовались программой и взяли землю. По заявкам от еще 8,6 тыс. человек уполномоченными органами вынесено положительное решение о предоставлении земельных участков — ведется процесс подписания договора. Наибольшее количество «гектаров» предоставлено в Приморском крае, где землю получили более 21 тыс. человек, в Республике Саха (Якутия) — 13,7 тыс. человек, а в Хабаровском крае — около 12 тыс. человек.

Сегодня мы начали видеть базу людей, для которых программа востребована, мы понимаем, что они там собираются делать. Многие планируют индивидуальное жилищное строительство (ИЖС), личное подсобное хозяйство. Эта категория попала под действие ипотеки в 2%. Эта мера поддержки уже прописана, банки входят в проекты, разрабатывают специальные продукты. Например, ДОМ. РФ и Сбербанк начали выдавать ее буквально в начале этого года. Такого раньше не было.

Дальневосточный гектар

Фото: РИА Новости, Виталий Аньков

Нам надо понять, что еще нужно сделать, чтобы люди больше держались за землю, укоренялись в регионе. Метод, который был, к сожалению, был в большей степени вахтовым. Да, есть территории, которые лучше развивать вахтой, — это даже правильно по отношению к людям, потому что в тайге сложно растить детей. Лучше приехать, поработать, а потом вернуться в семью. Но есть территории, которые надо заселять и заселять.

— Но надо еще и застраивать. Кто из крупных девелоперов готов прийти в регион, кто уже работает там? Известно, что ранее такую возможность рассматривала ГК «ПИК». Есть ли у компании договоренности с регионом? Может быть, кто-то еще из крупных игроков готов войти в регион?

— Вы правы: крупные застройщики проявляют интерес. Им удобнее работать здесь, условия им понятны, а для некоторых Дальний Восток еще не разведан. Мы познакомились с владельцем группы компаний «ПИК» Сергеем Гордеевым. На Восточном экономическом форуме обсуждали в том числе и вопросы его участия в больших крупных стройках на Дальнем Востоке, строительстве завода по производству комплектов, из которых собираются дома. Нам это было бы интересно. Мы презентовали площадки, на которых это было бы востребовано, — это город Циолковский в Амурской области, который строится с нуля, а также Сахалинская область, где и бюджет позволяет, и стоят большие задачи по переселению аварийного жилья. В городе Большой Камень Приморского края также нужно возводить большое количество квартир, чтобы расселить сотрудников, которые сюда приедут.

Сергей Гордеев изъявил желание принять участие в проектах, сейчас прорабатывает этот вопрос с регионами. Ждем результатов.

В целом, скажу так, на сегодняшний день рынок строительства жилья на территории округа и в отдельности в каждом субъекте в большинстве сформирован из так называемых местных застройщиков, имеющих необходимый опыт, специализацию и ресурсы.

Благовещенск

Фото: РИА Новости, Евгений Одиноков

На всей территории Дальнего Востока выполняют работы более 300 таких предприятий, которые только в 2019 году построили и ввели в эксплуатацию 334 многоквартирных дома и сдали 21 541 квартиру различной площади и количества комнат. В предстоящий период (2020–2025 годы), по предварительным данным, представленным всеми субъектами Дальнего Востока, планируется строительство 654 жилых многоквартирных домов, квартиры в которых могут получить 68 891 новый собственник.

— Полпред Юрий Трутнев говорил, что нужно ввести KPI для губернаторов. Когда этот показатель будет создан и в чем он будет заключаться?

— На это дано время подумать, нужно понять, что измерять. KPI должен помогать нам оценить друг друга. Наша задача — создать такой KPI, который по точкам пересечения совместных задач в работе на ближайший период покажет, выполнили мы их или нет.

Юрий Трутнев, например, поручил дать губернаторам возможность самостоятельно определять подрядчиков и администрировать стройку на местах в рамках той инфраструктуры, которую мы возводим. Мы спросим друг друга через год: оправдались ли ожидания, ради которых это всё создавалось.

— На Дальнем Востоке создано 20 территорий опережающего развития (ТОР) с заявленными объемами частных инвестиций в размере 1,1 трлн рублей. Но Счетная палата обнаружила, что правительство не разработало критерии отбора территорий для создания ТОР, нет и системы оценки их эффективности. Какое количество неэффективных ТОР планируется закрыть?

— Понятие «эффективный–неэффективный» неверно. Есть регионы, где ситуация лучше, есть те, где хуже. Мы часто приводим в пример «китайское экономическое чудо», но нужно понимать, что первые китайские проекты стартовали в 1976 году, а первую оценку им начали давать через 10 лет. У нас ТОР существуют только пять лет, поэтому оценивать их еще рано.

Беседовали Ирина Цырулева и Андрей Добров.


МОСКВА, газета «Известия»
12


Оригинал



Теги: Александр Козлов, Дальний Восток, вирусы, ипотека