Новости / Политика и общество / Государство

11:11 / 21.06.20

Ростислав Гольдштейн: ЕАО — не несчастный, а перспективный регион

Ростислав Гольдштейн: ЕАО — не несчастный, а перспективный регион

Врио главы Еврейской автономной области Ростислав Гольдштейн / Фото: ridus.ru

Власти Еврейской автономной области, которая имеет 500-километровую границу с Китаем, быстро среагировали на первую информацию о коронавирусе, и принятые в регионе меры позволили не допустить стремительного распространения инфекции, уверен врио главы региона Ростислав Гольдштейн. В интервью РИА Новости он рассказал, как система здравоохранения ЕАО справлялась с пандемией в условиях дефицита медицинских кадров, как власти помогали жителям соблюдать самоизоляцию и что нужно делать руководству региона, чтобы справиться с дефицитом бюджета и сделать область комфортной для жизни. Беседовала Лариса Докучаева.

— Ростислав Эрнстович, главная тема для руководителя любого региона сейчас – борьба с распространением коронавируса. Как вы оцениваете ситуацию в ЕАО?

— По состоянию на 18 июня в Еврейской автономной области выявлено 368 случаев заболевания COVID-19. Большая часть – 256 человек – выздоровели. К сожалению, есть пять случаев со смертельным исходом.

По данным на 2020 год, в области проживает 158,3 тысячи человек. Если говорить с точки зрения статистики, то даже для такого малочисленного региона доля заболевших очень невелика. Но признаюсь честно, за каждого нового заболевшего я переживаю как за своего близкого родственника. Ведь я несу ответственность за жизнь каждого жителя региона.

— Как вы считаете, что повлияло на такую статистику?

— Считаю, что вовремя принятые меры. У нас ведь больше 500 километров границы с Китаем. Мы сразу обратились к федеральному центру с просьбой о закрытии государственных пунктов пропуска с КНР. Стали одним из первых субъектов РФ, кто принял такие меры. За счет этого удалось отсечь приток инфицированных из-за пределов России.

Немаловажными считаю и, казалось бы со стороны, не очень продуктивные меры, но на деле они сработали – на улицах региона всем жителям были розданы свыше 600 тысяч бесплатных масок и 50 тысяч перчаток. Как раз в тот момент, когда их не было в продаже, нам удалось найти спонсоров и закупить эти средства защиты.

— В области жизнь и бизнес во многом завязаны на контакты с Китаем. Как отнеслись граждане к закрытию границы?

— Конечно, переживали. Но восприняли с пониманием. Да и сами китайские партнеры отдавали себе отчет в том, что меры, принимаемые российской стороной, имеют объективный характер. Не останови мы вовремя грузовой и пассажирский трафик, положение с распространением коронавируса было бы куда тяжелее. Не буду скрывать, что тяжелее всех пришлось сельскому хозяйству. Пришлось становиться на новые рельсы — искать новые формы развития. Многие вспомнили, что регион все-таки когда-то был житницей ДФО. Считаю, что нам пора возвращать это звание.

— А какова была динамика пандемии в регионе?

— У нас в области первые трое заболевших были выявлены только 3 апреля. И вплоть до 20 апреля включительно кривая роста заболеваемости росла очень плавно. На ту дату было всего 22 инфицированных. А еще чуть ранее – 17 апреля – подтвердилось выздоровление первых четырех пациентов. В ДФО мы держались в числе самых стойких к заболеванию.

— Какие меры принимались по недопущению стремительного роста заражений?

— Я бы сказал, что стандартные, но эффективные. Самоизоляция граждан, приостановка деятельности целого ряда общественных, торговых заведений, санитарная обработка.

— Каково сейчас соотношение госпитализированных и тех, кто лечится на дому?

— В коронавирусных стационарах, по данным на 15 июня, остаются 46 человек, а 34 лечатся дома. В инфекционной больнице – 41 пациент. У 27 из них COVID-19 подтвержден, в том числе 14 человек с пневмониями и подозрением на коронавирус. Еще 35 человек в Облученской больнице. С подтвержденным диагнозом 19 граждан, остальные на карантине, поскольку были контактными лицами. В целом (и к счастью!) коечный фонд занят где-то на треть – 76 мест из 220. На домашнем карантине остаются 170 человек.

— Какова сейчас ситуация в учреждениях ФСИН, где была вспышка заболевания?

— Да, проблема была. Вспышку удалось купировать. Но ситуация продолжает оставаться на контроле Роспотребнадзора. Возбуждено уголовное дело по фактам заражения коронавирусом заключенных и сотрудников лечебно-исправительного учреждения №2 ФСИН в Облученском районе.

— Есть какие-то прогнозы по выходу на плато заболеваемости?

— Делать какие-либо прогнозы сложно. Но динамика свидетельствует о снижении числа заражений. У нас пик выявлений пришелся на период с 14 по 21 мая. После этого кривая прироста числа больных стала весьма быстро падать. Надеюсь, что так называемое плато будет очень скоро пройдено. Понимаю, что всем очень тяжело. Все устали. Я сам в карантине просидел десять дней и понимаю, как это сложно.

— По-честному? Дома?

— По-честному, дома. Мне кажется, что подчиненные устали в это время от меня больше, чем когда я на работе: рабочие совещания проводили по видеоконференцсвязи с девяти утра и до глубокого вечера.

— Как ЕАО готовится к проведению голосования по поправкам в конституцию 1 июля?

— Мы соблюдем все меры предосторожности. Участки для голосования будут размещаться не только в школах. Работать будут с 25 июня по 1 июля. Регион уже закупил все средства защиты: от одноразовых ручек до антибактериальных ковриков. Все комплекты уже на днях будут доставлены в районы.

Кроме того, мы активно призываем всех граждан старше 60 лет голосовать на дому. При этом будет полностью соблюдено избирательное законодательство, включая присутствие наблюдателей.

— Как вы считаете, в области достаточно материальных и кадровых ресурсов для продолжения борьбы с COVID-19?

— Российская система здравоохранения оказалась на порядок лучше западной. Сработала советская школа борьбы с эпидемиями. Но пандемия вскрыла все проблемы не только нашего региона, но и в целом системы.

Главная проблема для ЕАО — проблема с кадрами, конечно. В области работает 446 врачей разных специальностей. Повысилась укомплектованность врачами. По сравнению с прошлым годом – с 84,2 процента до 91,7 процента. Но медиков все равно не хватает. Коэффициент совместительства очень высокий – 2,2.

Немного улучшилась возрастная градация медиков. Стало чуть больше врачей в возрасте до 36 лет. Но есть немало специалистов предпенсионного и пенсионного возрастов. Они уважаемые, очень опытные люди. На текущий момент на них держится очень многое. Но наша задача – сделать так, чтобы в медицину приходили молодые кадры.

Есть вопросы и к оснащению учреждений здравоохранения. В этом году они начали решаться. При самой активной поддержке федерального центра сделано и делается сейчас колоссально много. Хочу выразить благодарность заместителю председателя правительства РФ, полномочному представителю президента России в Дальневосточном федеральном округе Юрию Петровичу Трутневу. Большое спасибо Минздраву РФ, Роспотребнадзору, Минфину, многим другим министерствам и ведомствам.

На наш регион государство выделило 231 миллион рублей. Областная доля составила 36,6 миллиона. Еще 57,5 миллиона рублей дали внебюджетные источники.

В короткие сроки был развернут коечный фонд для борьбы с коронавирусом на 220 мест – это 275 процентов от потребности. К 126 койкам подведен кислород, 31 койка оснащена аппаратами искусственной вентиляции легких.

— С чем связано такое превышение плановых цифр?

— Нет ничего ценнее человеческой жизни. Пандемия оголила все проблемы в здравоохранении. Мы живем у самой границы с Китаем. Никто не знал масштабов распространения инфекции. И поведение самого вируса в тот момент в мире изучили еще недостаточно. Была бы настоящая проблема, столкнись мы с нехваткой мест и средств борьбы с эпидемией.

Кроме того, на базе санатория "Кульдур" создали обсерватор на 300 мест для временной изоляции граждан, планирующих выезд за пределы области. Через него прошло 266, в том числе 163 человека – вахтовики. Очень важно не допустить как вывоза, так и ввоза новых случаев COVID-19.

— Режим самоизоляции в регионе пока сохраняется. Есть ли прогнозы, когда он может быть снят?

— Понятно, что люди, регион уже устали от ограничительных мер. Как только представится возможность полностью отказаться от ограничений, это сразу же будет сделано. Сейчас мы перешли к первому этапу ограничительных мероприятий.

— Вы сказали, что для области выделены большие средства на борьбу с коронавирусной инфекцией. На что расходуются эти деньги?

— Финансирование идет сразу по трем направлениям. Есть прямое финансирование непосредственно на борьбу с пандемией. А есть средства в рамках нацпроектов и поддержки Центров экономического роста. Взаимная важность этих мероприятий, их влияние на рост качества медицинских услуг (включая и борьбу с коронавирусом) исключительно высока. Тут нельзя отделять одно от другого.

Прежде всего закупаем компьютерный томограф на 32 среза и аппарат ЭКМО. Сегодня томография, как известно, дает наиболее полную картину заболевания органов грудной клетки. Для областной больницы оборудуется также фильтр-бокс. Оборудование поступает в детскую областную и Николаевскую районную больницы, на эти два учреждения выделяется 14,3 миллиона рублей по региональной программе развития детского здравоохранения.

На 2020 год предусмотрено 111,7 миллиона рублей на переоснащение онкодиспансера. Сюда поступит 29 единиц оборудования.

Кроме того, большой объем расходов на приобретение средств индивидуальной защиты, медицинских препаратов, реагентов для проведения лабораторных исследований. Здесь очень помогли Фонд развития Дальнего Востока и Арктики и Фонд информационной поддержки социально-экономического развития Дальнего Востока. Последний направил деньги для Смидовичской районной больницы.

На днях мы решили выделить из резервного фонда ЕАО еще 8,6 миллиона рублей на борьбу с коронавирусной инфекцией.

— А по линии нацпроектов?

— По нацпроекту в сфере здравоохранения до 2021 года запланировано 16 мероприятий на сумму более 741,1 миллиона рублей. На эти средства продолжим работу по приобретению диагностического оборудования. Это четыре маммографа, шесть аппаратов УЗИ. Упомянутый выше томограф тоже закупаем по нацпроекту.

Кроме того, средства пойдут на оснащение государственных аптек, закупку машин скорой помощи (не менее 26 единиц). Модернизируем не менее 29 фельдшерско-акушерских пунктов. До конца 2021 года состоится реконструкция и капитальный ремонт противотуберкулезного диспансера, амбулатории в поселке Кульдур. Построим два ФАПа в селе Новое Ленинского района и селе Радда Облученского района. Есть ряд других мероприятий.

Если говорить в принципе о том, над чем правительство региона будет работать в ближайшие годы — перед нами стоит задача переломить ситуацию со здравоохранением в ближайшие годы. В регионе обязательным принципом работы станет приоритет интересов пациента не только с учетом состояния, но и рационального использования его времени, создания комфортных условий пребывания в медицинском учреждении.

— А как обстоят дела со стимулирующими доплатами медикам в период эпидемии?

— Нам на данные цели поступило 23,724 миллиона рублей, деньги получил 781 медработник. Федеральный центр сработал быстро и эффективно.

В целом хочу сказать, что наши врачи, медицинские сестры – настоящие герои. Для всего региона они совершили подвиг. Ведь в области все еще дефицит медицинских кадров. Люди работают на пределе возможностей.

— Вы делаете ставку на закрепление кадров?

— Мне не очень нравится слово "закрепление". Врачи – не крепостные люди. Задача власти сделать так, чтобы люди сами хотели ехать к нам работать. И вопрос не только в зарплате. Вот, с октября прошлого года при областной больнице стала работать базовая кафедра Дальневосточного госмедуниверситета. По 200 медиков в прошлом и в этом году прошли повышение квалификации.

В этом году поступать в ординатуру от ЕАО по целевым договорам будет 20 молодых врачей, а 50 выпускников школ области оформляют целевые договоры с областными учреждениями здравоохранения. Сейчас целевые договоры ребят находятся на подписании у руководства управления здравоохранения области. Правительство региона полностью берет на себя обязательства по выплате стипендии своим целевикам, по предоставлению им по окончании обучения возможности продолжить специализацию в целевой ординатуре, по получению подъемного пособия и служебного жилья.

Буквально за пять лет количество обучающихся в дальневосточных медицинских вузах по целевым договорам выросло почти в три раза. Сейчас в медучреждениях проходит учебу 131 студент и 14 ординаторов.

— И есть практические результаты? Возвращаются в регион люди?

— Да, в прошлом году в область вернулось шесть молодых врачей. Еще восемь человек начнут работу в этом году. В основном новые кадры приходят в ведущие лечебные учреждения региона. Это немного, конечно. Но и плотная работа только разворачивается. Эффект ее невозможно увидеть сразу. Потребуется несколько лет, пока люди выучатся.

Подъемные средства, доплаты к зарплате, служебное жилье, устройство детей в детсады – все эти меры мы тоже применяем, чтобы люди чувствовали себя уверенными и хотели остаться у нас.

— И как обстоит дело с самым сложным вопросом – жилищным – для медиков?

— В этом году мы полностью ликвидировали очередь среди медиков на выделение жилья. Эти специалисты проработают у нас не менее десяти лет. И не только в областных, но и районных учреждениях. Реализуется в регионе и программа "Земский доктор" и "Земский фельдшер" для финансовой поддержки медиков. На нее выделено 7,5 миллиона рублей.

— Вы сказали, что вернувшиеся молодые медики в значительной части своей пришли в ведущие медучреждения. А как быть с сельским звеном здравоохранения, ФАПами?

— Да, это серьезный вопрос. Сохранение сельской медицины – важнейшее направление нашей работы. В рамках нацпроекта в сфере здравоохранения предусмотрено строительство 17 ФАПов. Еще восемь должны быть построены в рамках госпрограммы по Центрам экономического роста для населенных пунктов с численностью от 100 до 2000 человек.

Я сразу четко дал понять: ФАПы нужны просторные, хорошо оснащенные, комфортные для медиков и посетителей. В конце концов, это делается на многие годы для людей. На оснащение каждого такого учреждения направляется по 1,7 миллиона рублей. Помимо мебели закупаем аппараты ЭКГ, дефибрилляторы, портативные анализаторы, спирометры и так далее. К слову, стараемся улучшить жилищные условия врачей в отделенных селах – все ФАПы, где это необходимо, возводятся сразу с квартирами для врачей.

— Как выглядели меры по снижению социальной напряженности в период самоизоляции граждан? Много ли людей получили поддержку от региональной власти?

— Максимально защитить граждан – такую задачу я поставил с самого начала эпидемии коронавируса. В рамках регионального проекта "ЕАО – территория действий" волонтеры, социальные работники, представители от организаций, политических партий доставляли на дом бесплатные продуктовые наборы. Но настоящие герои, кто вынесли на своих плечах основную тяжесть работы, это волонтеры. По большей части – молодые люди. Начали выдавать продукты гражданам от 65 лет. Они находятся в главной группе риска. Им вручили более 24,6 тысячи наборов продуктов. То есть мы простимулировали людей оставаться дома. Ведь чаще всего мы выходим из своего жилья (не считая поездок на работу или для прогулки) именно в магазин за продуктами. В результате до середины мая заболевших в возрасте от 65 лет не было вовсе.

А с апреля перечень получателей расширился, в новом списке было 28,7 тысячи человек, среди них люди в возрасте от 60 до 64 лет, малоимущие, многодетные семьи, люди с ограниченными физическими возможностями.

Все вместе получатели – это треть населения региона, причем не был оставлен без внимания ни один из населенных пунктов. Обратите внимание, что продукты передали гражданам не один раз. Волонтеры работали без выходных с огромным напряжением сил. А в те подъезды, где выявляли больных коронавирусом, производились отдельные доставки продовольствия.

— Как переживает пандемию малый бизнес региона?

— Многие из этих структур были вынуждены дольше всех приостанавливать работу. Для поддержки пострадавших отраслей экономики мы создали областной штаб. Этот штаб составил список из 31-й отрасли, пострадавшей от пандемии. Речь идет о строительстве, автоперевозках, сельском хозяйстве, отдельных направлениях торговли и ряде других. Утвердили перечень первоочередных мер и 12 системообразующих организаций, которые оказывают влияние на уровень занятости населения и социальной стабильности. Данным организациям компенсируют затраты на санитарно-эпидемиологические мероприятия.

— Какие еще меры приняты на областном уровне?

— На уровне региона и муниципалитетов приняты решения о снижении налоговых ставок и отсрочек по аренде на шесть месяцев. Упрощенной схемой налогообложения могут воспользоваться порядка двух тысяч структур. Более чем для 400 организаций снижены ставки по налогу на имущество. Отсрочку арендной платы получат 20 компаний, использующих госимущество области. Пониженной ставкой единого сельхозналога смогут воспользоваться 334 получателя. Есть предпосылки для активизации самозанятых граждан. Для них будет введен с июля этого года специальный налоговый режим.

В территориальном органе ФНС на конец мая уже было принято свыше 1,2 тысячи заявлений по налоговым льготам. Более 900 хозяйствующих субъектов смогли получить прямую финансовую поддержку на сумму свыше 27 миллионов рублей.

29 мая правительство области заключило соглашения с Минэкономразвития России. В результате будут докапитализированы региональная гарантийная организация и региональная микрокредитная компания на сумму более 100 миллионов рублей. Малые и средние компании получат доступ к льготным кредитам и микрозаймам уже с июня.

Поможем и организациям, не вошедшим в федеральный перечень, получить компенсацию части затрат на зарплату. По предварительным данным, поддержкой смогут воспользоваться 370 юрлиц и индивидуальных предпринимателей.

— Можно ли говорить о том, что эпидемия, помимо решения проблем, стала катализатором каких-то позитивных процессов?

— Мы по-новому взглянули на возможности удаленной работы. Ведь это реально экономит время и деньги. И в органах власти в том числе. Но самое главное, что в такой непростой период предприниматели области прежде всего начали развивать онлайн-бизнес и оказывать услуги по доставке, кроме того, они проявили немало примеров высокой гражданской позиции. Помогали простым гражданам, выделяли средства на борьбу с коронавирусной инфекцией.

— Регион по-прежнему остается в очень непростом финансово-экономическом положении. Как вы думаете, в чем главная причина?

— Коронавирусная инфекция на самом деле лишь заострила давно копившиеся проблемы. Вот, к примеру, в 2019 году область опять постигла настоящая беда: из-за паводков объем производства сельхозпродукции упал сразу на 45,4 процента. Или вспомните 2013 год, какое наводнение страшное было. А ведь это гигантский урон не только для экономики. Страдают люди. Никакими материальными компенсациями не покрыть нанесенного ущерба.

Региону, как воздух, нужны масштабные государственные вливания в защиту территорий от разливов Амура. Ведь у нас отличные возможности для ведения сельского хозяйства. Но пока АПК области во многом остается отраслью рискованной.

Задачей правительства региона вижу активизацию процессов в ведущих отраслях. Люди должны увидеть, что вновь появляются хорошо оплачиваемые рабочие места. Тогда в регион потянутся. Населенные пункты нужно благоустраивать, делать комфортными для жизни и труда.

Инвесторы тоже должны увидеть хотя бы один-два реально успешных проекта. И тогда вслед за ними придут и другие, то есть власть должна не на словах, а на деле защитить интересы бизнеса. Правила нужны предельно открытые. Над этим мы и работаем.

Наши соседи — азиатские драконы строят новую цивилизацию и новую экономику. И ЕАО находится фактически в центре этого глобального строительства. У нас 500 километров госграницы. В июне следующего года, когда войдет в строй мост Нижнеленинское-Тунзцян, ЕАО станет самым перспективным регионом ДФО не просто для транзита грузов, а для создания промышленных промпарков и выстраивания цепочек добавленной стоимости. У нас лучшая логистика, чем у остальных. Я в этом уверен.

— А как быть с проблемой несбалансированности бюджета? Разрыв составляет более двух миллиардов рублей.

— Смотря как относиться к бюджетному процессу, да и вообще к региону. Конечно, если постоянно исходить из того, что нужно лишь залатать дыры, то положение дел будет только ухудшаться. Никто в мире не начинал прогресс с золотых гор.

Конечно, проблем в регионе много. Много долгов. Первое, на что я попросил средств из федерального бюджета, когда пришел в регион, – средства на погашение долгов. В декабре прошлого года регион получил федеральную дотацию в сумме почти 310 миллионов рублей. Из них без малого 182 миллиона рублей пошло на выплату зарплаты, а остальные 127 с лишним миллионов на выполнение исковых требований к казне области.

Пока не все исковые требования погасили. Все постепенно. Есть долги перед поставщиками, которым не год и не два. Будем стараться делать все, чтобы у нас был бюджет не выживания, а развития, то есть то, о чем я говорил чуть выше. Требуется верно определить ключевые сильные позиции региона и сделать их настоящим коньком области.

— И есть такие точки роста?

— Знаете, я всегда привожу такой пример: в тысяче километров от Москвы проживает 40 миллионов человек. В тысяче километров от Биробиджана – больше 100 миллионов. Вот яркий пример – наша близость к Китаю. Ведь КНР сегодня не только мировой поставщик, но и один из крупнейших потребителей. Они очень ценят наше экологически чистое продовольствие. Китаю нужны гигантские сырьевые ресурсы. А наша задача – сделать так, чтобы в соседнюю страну поставлялась продукция глубокой российской переработки с высокой долей добавленной стоимости.

Я уже говорил, что в развитии региону поможет открытие железнодорожного моста Нижнеленинское – Тунцзян. Наш регион сразу приобретет статус важнейшего транзитного узла. Путь из Китая в Россию сразу сократится на 800 километров. Пропускная способность – 21 миллион тонн. А это больше 60 миллиардов долларов.

Плюс ко всему у нас гигантские залежи полезных ископаемых. Но ими важно грамотно распорядиться – так, чтобы значительная часть денег шла на местные инфраструктурные проекты, медицину, образование, жилищное строительство.

Кроме того, в регионе в течение ближайшего месяца будет завершено оформление всех необходимых документов по созданию нового кластера по производству медицинских фармпрепаратов, медтехники и медицинских изделий. Проект рассчитан на шесть лет, общая численность работников, которые будут задействованы, более 10 тысяч. На первом этапе "Медсинтез" подобрал площадку на бывшей нашей обувной фабрике. Там освободили первый этаж, они уже устанавливают оборудование для производства медицинских масок и защитных костюмов. Это, повторюсь, первый этап. Далее у компании есть планы полностью заместить на российском рынке китайскую продукцию по медизделиям. Следующий этап – это производство уже непосредственно медфармпрепаратов.

Ведем переговоры и с самой крупной корейской компанией по выращиванию женьшеня. Они проехали практически весь Дальний Восток, по их мнению, только в ЕАО есть подходящая земля для выращивания женьшеня. Но нам не нужно просто выращивать женьшень, нам хотелось бы делать все производные — вытяжки, кремы и так далее, то есть достроить цепочку добавленной стоимости. Поэтому пока все на стадии переговоров.

— Вице-премьер Юрий Трутнев ранее поручил Минфину РФ и правительству ЕАО представить предложения по выделению дополнительных средств для обеспечения сбалансированности бюджета. Предложения разработаны?

— Да, согласованная сумма 1,536 миллиарда рублей. Этому предшествовала большая работа, проведенная правительством области совместно с Минфином РФ, министерством РФ по развитию Дальнего Востока и Арктики.

Средства пойдут на инвестиции в человека и его благополучие. В данном случае под инвестициями подразумеваются не только вложения в экономику и бизнес, но, главное, и в здоровье, образование, качество жизни, демографию, культуру.

— А каковы планы работы с китайскими инвесторами после эпидемии? Или же все проекты перешли в онлайн-формат?

— Наши тесные связи с КНР продиктованы самим приграничным положением ЕАО. Конечно, мы будем рады приветствовать китайских партнеров после всех событий, связанных с COVID-19. Но мы будем предъявлять высокие требования к экологичности производств в АПК и промышленности.

Однако совершенно точно, что после эпидемии почти все проекты потребуют перезагрузки. У нас даже есть соглашение, по которому одна из китайских компаний будет развивать АПК на самой высокотехнологичной основе – беспилотной. То есть техника станет работать на удаленном управлении. Будем надеться, что проект состоится, тем более что речь идет о комплексном проекте с масштабными вливаниями. Вообще, у китайцев есть, чему поучиться.

— Архангельская область и Ненецкий автономный округ ранее объявили о запуске процесса объединения, что сразу же вызвало и дискуссию о возможности объединения ЕАО и Хабаровского края. Как вы относитесь к этим предположениям?

— Вы знаете, вся работа власти должна выстраиваться для человека. Только его интересы должны лежать в основе любого решения власти. Сначала люди должны сказать, что они хотят: объединиться или нет? За несколько месяцев моей работы врио губернатора я по несколько раз объехал все районы области и убедился, что людям для жизни нужен комфорт – в самом широком смысле этого слова. Достойно оплачиваемая работа, удобное жилье. Они ждут качественных изменений в медицине, образовании, соцзащите, ЖКХ. На мой взгляд, люди в первую очередь хотят жить в комфорте и в своей области. А любое объединение не факт, что даст этот комфорт, да еще может убить национальную изюминку, которая есть в ЕАО.

— Вы уже приняли решение об участии в предстоящих выборах губернатора?

— Глава государства Владимир Владимирович Путин оказал мне большое доверие, предложив занять пост временно исполняющего обязанности губернатора области. Да, я принял для себя решение. Уверен, что региону удастся изменить отношение к себе, доказать, что ЕАО не бедный и несчастный, а богатый и перспективный регион.


РИА Новости


Оригинал

Теги: ЕАО, Ростислав Гольдштейн, интервью РИА Новости, граница с Китаем, коронавирус, здравоохранение, ФАП, Минэкономразвития, ДФО

В рамках исполнения ст. 4 закона РФ «О средствах массовой информации» редакция ИА «Оружие России» информирует о том, что организации, информация о которых может быть указана в опубликованной статье, являются организациями, деятельность которых в Российской Федерации запрещена, согласно перечню общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (официальные источники: сайт "Российской газеты" (соответствующие разделы сайта https://rg.ru/ или https://rg.ru/2018/12/05/spisok-dok.html) и сайт Минюста России (соответствующие разделы сайта https://minjust.ru/ или https://minjust.ru/nko/perechen_zapret).