Новости / Политика и общество

14:04 / 26.05.20

Владимир Ефимов: большинство отраслей после ограничений восстановится

Владимир Ефимов: большинство отраслей после ограничений восстановится

Заместитель мэра Москвы по вопросам экономической политики и имущественно-земельных отношений Владимир Ефимов / Фото: Сергей Ведяшкин / АГН «Москва»

Коронавирусная инфекция радикально изменила ситуацию в экономике Москвы, которая до этого демонстрировала неплохие показатели. И если еще в начале года власти столицы закладывали в бюджет восьмипроцентный рост, то теперь вынуждены думать, как планировать свои расходы с учетом очевидного падения доходов. Заммэра столицы по экономической политике и имущественно-земельным отношениям Владимир Ефимов рассказал в интервью РИА Новости, какую сферу столичной экономики нужно открывать после того, как разрешили работать строителям и промышленности, насколько быстро сумеют восстановиться после снятия ограничений компании, действующие в Москве, и какие планы развития придется поставить на паузу в столице. Беседовали Дарья Еременко и Ольга Набатникова.

— Владимир Владимирович, как в целом вы оцениваете нынешнюю ситуацию в экономике Москвы?

— Вы знаете, оценивать ее хорошо невозможно: большая часть предприятий все еще не может полноценно работать. Пока только промышленные предприятия и строительные компании постепенно возвращаются к нормальному режиму, но даже у них есть ряд ограничений, в том числе менеджмент работает в удаленном режиме. Если же говорить про сферу услуг, то, к большому нашему сожалению, она пока полностью закрыта от прямого обслуживания клиентов, работая только на доставку и дистанционные услуги, и это сказывается на их финансовом состоянии, а значит, и на всех экономических показателях города – мы знаем по тем обращениям, которые поступают от предпринимателей, косвенно видим через доходы бюджета.

Но и говорить о критической ситуации я бы не стал — и на федеральном уровне, и на уровне правительства столицы принято несколько пакетов мер поддержки бизнеса. Мы внимательно мониторим, как этими мерами поддержки предприниматели пользуются, и в ближайшее время обсудим анализ их эффективности. В случае необходимости и мы, и федеральные коллеги готовы идти на дополнительные шаги для помощи бизнесу.

— Вы говорили, что бюджет недополучит 600 миллиардов рублей доходов из-за пандемии коронавируса. Каким образом могут быть компенсированы эти средства?

— У нас есть два инструмента. Первый – это использование тех резервов, которые изначально были заложены при формировании бюджета. Второе – это оптимизация расходов, в том числе приостановка ряда проектов, которые мы изначально планировали.

В целом если говорить про бюджет города, то при его формировании все расходы мы делим на текущие и мероприятия развития. К первой категории относятся условно постоянные расходы, связанные с обеспечением нормальной жизнедеятельности города. Это все расходы социальной сферы, здравоохранения, образования, а также расходы на поддержание города в чистом виде и обеспечение бесперебойной работы всех инженерных систем. Вторая категория – это статьи, направляемые на модернизацию городской инфраструктуры. Подобные вложения позволяют нам делать город более привлекательным для инвесторов, улучшать качество жизни и развивать городскую среду. Пропорции между этими расходами приблизительно следующие: порядка 1,7 триллиона рублей приходится на постоянные мероприятия, и 1,3 триллиона – бюджет развития.

На сегодняшний момент мы приняли решение о приостановке мероприятий развития на сумму порядка 350 миллиардов рублей. Мы хотим посмотреть, как у нас будет складываться ситуация с доходами бюджета, потому что никто точно не знает, в какой момент эпидемиологическая ситуация с распространением коронавируса позволит снять введенные ограничения. После того как станет ясно, на какой темп снятия ограничений мы выходим, и исходя из поступлений в бюджет, мы определимся со стратегией корректировки городских программ. Думаю, это произойдет к июлю. Пока мы реализацию части программ подвинули вправо.

— Подвинули насколько по времени?

— В ближайшие полгода новые конкурсные процедуры, связанные с реализацией приостановленных мероприятий, мы объявлять не планируем. Какие-то мероприятия в этом году уже точно не будут реализованы, например, начинать масштабные работы по благоустройству в середине лета бессмысленно, так как большинство работ — сезонные.

— А почему вы считаете, что можете дать прогноз по сокращению программ летом?

— Одна из важных доходных статей бюджета Москвы – это налог на прибыль организаций. Согласно налоговому законодательству, у нас авансовая система платежей, то есть сейчас, в мае, с учетом нерабочих дней, город получает аванс по налогам за второй квартал, который предприятия платят на основании итогов первого квартала. Первый квартал был по всем показателям очень удачным, поэтому те платежи, которые мы сейчас получаем, не показательны. А вот в июле мы будем получать авансовые платежи за третий квартал — по результатам работы во втором квартале. И тогда мы увидим реальный объем выпадающих доходов. Пока мы опираемся на аналитику и прогнозы, в июле появятся объективные данные.

— А сегодня вы можете предположить, какие секторы экономики покажут проседание с точки зрения налогов?

— Конечно. Например, уже сегодня нефтегазовая отрасль забирает ту переплату по налогам, которую компании сделали на основании результатов прошлого года. Кроме того, существенную сумму своей прибыли недополучат финансовый и банковский секторы – во-первых, из-за курсовых разниц, а во-вторых, из-за снижения деловой активности. Снизились темпы выдачи потребительских и ипотечных кредитов. В целом коронакризис так или иначе затронул всех, и нам всем вместе придется бороться с его последствиями.

На текущий момент бюджет города уже потерял почти 160 миллиардов рублей. У нас минус 7% доходов относительно прошлого года, тогда как, согласно планам, мы должны были вырасти на 8% по сравнению с 2019 годом.

— Вы уже говорили, что точно не останавливается реновация и транспортное строительство, в том числе метро, но зато есть планы по заморозке благоустройства. О каких конкретно проектах идет речь?

— Как вы, наверное, знаете, агрегатором развития в московских округах является программа "Мой район". Именно в нее были погружены и работы, которые выполняются департаментом капитального ремонта, в частности, приведение в порядок больших общественных пространств, и работы на уровне префектур – например, благоустройство дворов. Сейчас мы приостановили и то и другое.

Безусловно, мероприятия, связанные с текущим ремонтом и поддержанием существующих объектов в надлежащем состоянии, сохраняются. Так, заморозка не коснется плановых работ по замене асфальтового покрытия на столичных улицах, где подходят к концу межремонтные интервалы, тем более что все необходимые для этого материалы уже закуплены.

По благоустройству будут завершены работы на объектах, где они уже начались в феврале-марте. Их консервировать не имеет смысла, проще и дешевле завершить. Таким, к примеру, является благоустройство Северного речного вокзала. Если все будет развиваться по благоприятному сценарию, посмотрим на возможность благоустройства небольших общественных пространств, которые можно успеть закончить, даже если работы стартуют летом.

— Возвращаясь к бюджету: можно ли на данный момент спрогнозировать его дефицит к концу года?

— Ситуация сейчас нестандартная, но абсолютно управляемая. По утвержденному бюджету Москвы расходная часть была равна 3 триллионам 150 миллиардам рублей. Мы считаем, что недополучим 500-600 миллиардов рублей, причем, скорее всего, цифра будет ближе к 600 миллиардам. У города есть собственный резерв в виде переходящего остатка с прошлого года в размере 300 миллиардов рублей. Сократить расходы позволит и приостановка ряда проектов, об этом мы с вами уже поговорили. А если будет жесткая нехватка средств на реализацию первоочередных мероприятий, связанных с социальными целями, то мы будем рассматривать вопрос заимствований. Пока об этом речи не идет, но мы имеем в виду и этот инструментарий, которым пользуются и все регионы, и Российская Федерация в том числе в этом году.

— Вы имеете в виду заемное финансирование на внешнем рынке — облигации?

— Как вариант, можно посмотреть и на инструмент облигаций. Заимствования — это механизм, которым пользуется и Российская Федерация, и отдельные регионы, чтобы покрыть выпадающие доходы, в этом ничего плохого нет. Сейчас, напомню, у Москвы, по сути, нулевой долг. В 2011 году долг у нас был порядка 350 миллиардов рублей, сейчас остались обязательства по долгосрочным облигациям всего на 30 миллиардов рублей, которые можно погасить досрочно только с огромными штрафами. Так что город может безболезненно для бюджетной стабильности делать заимствования.

— Строительным компаниям одним из первых разрешили вернуться к работе. Насколько сильно месячная остановка строек ударила по бизнесу девелоперов? Есть ли оценки их потерь и обсуждаются ли дополнительные меры поддержки строителей?

— В рамках третьего пакета антикризисных мер по решению мэра Москвы Сергея Собянина были приняты первые инструменты поддержки застройщиков — перенос обязательных платежей в бюджет города. Это плата за изменение вида разрешенного использования на общую сумму более 7 миллиардов рублей. Также мы сдвинули сроки всех повышений арендной ставки за землю, которые применяются для объектов, находящихся на конечной стадии строительства, и являются мотиватором для того, чтобы на месте строек не образовывались долгострои.

Если говорить про снижение объемов строительства, какие-то оценки, на мой взгляд, пока делать преждевременно, потому что мы видим, что с 12 числа активно возобновились строительные работы почти на всех площадках. Мы с Андреем Юрьевичем Бочкаревым (Заместитель мэра по вопросам градостроительной политики и строительства. — Прим. ред.) общались с Клубом инвесторов, в который входят крупнейшие девелоперы города. Застройщики считают, что те проекты, которые запущены, они в силах закончить в прежних объемах и с прежними темпами.

— Однако апрель для многих девелоперов жилья был провальным из-за ограничительных мер, даже несмотря на их попытки уйти в онлайн…

— Действительно, в этот период объемы продаж новостроек снизились в среднем по городу на 50%. Однако нет никаких оснований думать, что это снижение продлится до конца года, тем более что на федеральном уровне запущена программа льготной ипотеки по ставке 6,5%. Кстати, в Москве в ее рамках уже выдано более 1,1 тысячи кредитов, хотя она только начала работать. Я уверен, что эта программа позволит объемы продаж не просто не снизить, а, скорее, нарастить и ситуация с денежным потоком у застройщиков максимально быстро поправится.

— Относительно отсрочек как вида помощи бизнесу. Часть экспертов критикует эту меру, поскольку, с их точки зрения, речь идет не о реальной поддержке, а лишь о переносе даты платежа. Что вы можете ответить скептикам?

— У любой компании есть входящий и исходящий денежный поток — доходы и расходы. Если входящий поток ограничен, нужно поддержать компании, снижая их расходные обязательства. Мы понимаем, что после ввода ограничений выручка компаний резко сократилась, а в ряде случаев и вовсе обнулилась, и мы, как государство, со своей стороны говорим: нам, пожалуйста, тоже пока не платите, и относим этот платеж на потом. Мы уверены, что по большинству отраслей по мере снятия ограничений выручка восстановится. Это раз.

Второе: по целому ряду направлений может сработать так называемый отложенный спрос, когда жители, не приобретя что-то сегодня, сделают это завтра, если в планах эта покупка была.

Поэтому, перенося платеж на условное "завтра", мы оставляем себе возможность дополнительного маневра в условиях бюджетных ограничений. В зависимости от ситуации, мы можем либо предоставить отсрочку еще на год, либо применить иные меры поддержки, о которых, например, на одном из последних совещаний сообщил президент, и спишем полностью те или иные платежи.

Такова наша позиция не только относительно переноса платежей для девелоперов, но и по отсрочкам и для других предпринимателей, в том числе для малого бизнеса. Всего мы перенесли платежи суммарно более чем на 22 миллиарда рублей.

— Какую сферу экономически важно открыть следующей?

— На этот вопрос можно отвечать с разных сторон. Например, с точки зрения ощущения жителей и доступности для них услуг. Другая точка зрения — экономическая. Для экономики очень важна непродовольственная торговля, в которой, с одной стороны, занято большое количество людей, и которая, с другой стороны, является очень важным, если не сказать ключевым элементом товаропроводящей цепочки от производителя до потребителя. Когда у нас не работает непродовольственная торговля, то, хоть сама промышленность и открыта, это существенно ограничивает производство. Промышленности невыгодно работать "на склад", ей начинает не хватать оборотных средств, поэтому мы сейчас работаем над возможностью поэтапного возвращения к работе торговли.

Следующая на очереди — сфера бытовых услуг, где традиционно занято наибольшее количество малых предприятий и которая очень влияет на комфорт жизни в городе. Современный мегаполис невозможно представить без тех сервисов, которые он предлагает.

— Роспотребнадзор выпустил рекомендации, согласно которым открытие магазинов одежды и обуви может произойти уже на первом этапе снятия ограничений. Когда планируется открыть магазины одежды и обуви в Москве?

— Это вопрос к Роспотребнадзору, принятие таких решений — их зона ответственности. Если спросить меня, то чем быстрей, тем лучше. Мы отвечаем за комфорт бизнеса в городе и за доходы бюджета, и чем быстрее все начнут работать в прежнем режиме, тем, естественно, нам будет спокойнее.

Я понимаю, что со стороны может показаться, будто мы просто от перестраховки взяли и ограничили работу предприятий, но это не так. Мы, как город, зависим от полноты и эффективности работы предприятий столицы, и мы заинтересованы, чтобы все работали с минимумом ограничений. Но есть и другая сторона — распространение вируса. У нас была возможность проанализировать опыт других стран до того, как мы сами столкнулись с вирусом, и мы понимаем, что если бы не были введены ограничения, вирус бы распространялся совершенно другими темпами и последствия были бы иными. Мы наблюдаем, как в целом ряде европейских вполне развитых стран или крупных городов смертность от COVID не просто выше, она в разы выше, чем у нас. В пять-шесть-семь, а в некоторых случаях даже в 10 раз выше, чем у нас. И это результат того, что система здравоохранения не справилась. Сегодня у нас 18 тысяч человек в тяжелом состоянии находятся в больницах на специализированных койках, и у нас есть необходимые ресурсы, чтобы людей госпитализировать и надлежащим образом лечить. И это результат тех ограничений, которые мы все сегодня вынуждены соблюдать. Конечно, это очень тяжело для экономики небольших предприятий, но в нашем случае на уровне государства принято решение, что мы стараемся по максимуму спасать жизни людей. Другого варианта спасать жизни, кроме социальной дистанции и изоляции, пока нет, никто не придумал. Был бы какой-то рецепт другой, конечно, мы бы его использовали. У нас нет задачи максимально сдерживать открытие предприятий.

— Что происходит с занятостью у мигрантов? И не боится ли город ухудшения криминогенной ситуации среди них, с учетом заморозки строительных объектов на месяц и приостановки капремонта и благоустройства, где обычно они задействованы больше всего?

— Никакого ухудшения криминогенной обстановки в Москве нет. Мы внимательно следим за статистикой, которую нам дает ГУВД, и видим, что количество преступлений с участием иностранных граждан сокращается. На сегодняшний момент в столице действует порядка 430 тысяч патентов для мигрантов. По указу президента их срок был автоматически продлен на три месяца – с 15 марта по 15 июня. При этом новых патентов мы не выдаем, а оплата по патентам, которые были предоставлены раньше, временно приостановлена.

Более того, мы договорились с нашими строительными компаниями, что они обеспечивают всем своим сотрудниками необходимые условия для того, чтобы переждать время приостановки работ, и внимательно следим за тем, чтобы эта договоренность выполнялась. Если же брать сферу ЖКХ, то она работала и в марте, и апреле, и сейчас продолжает работать без каких-либо ограничений.

А что касается благоустройства, ограничения были введены раньше, чем стали формироваться команды, которые должны были заниматься этими сезонными работами.

— Какая безработица фиксируется в городе и каков прогноз по рынку труда?

— Если брать абсолютные цифры, безработица растет. У нас было около 30 тысяч официально зарегистрированных безработных, а сейчас уже 130 тысяч. Но если посмотреть на долю зарегистрированной безработицы, она составляет 1,7%. Это очень низкий показатель. Сейчас в Москве существенно упрощен порядок регистрации на бирже труда, выплата безработным составляет 19,5 тысячи рублей. Из 100 тысяч человек, которые недавно встали на учет, только 30 тысяч – это москвичи, недавно лишившиеся работы, а 70 тысяч – это те, кто и раньше не имели работы, но не стояли на учете, а теперь пошли и зарегистрировались. Выплата выросла и многие решили, что теперь имеет смысл за ней обратиться.

Мы смотрим также на баланс открытых вакансий и размещенных резюме, например, на HH.ru, уровень напряженности растет. Пропорция количества вакансий и резюме меняется — вакансий становится меньше, а резюме становится чуть больше, но пока не критично. Реально мы увидим, как будет складываться ситуация на рынке труда, через месяц-два. Но уверен, что критичной ситуации у нас не будет. Сфера услуг, которая вынуждена простаивать, где возможны увольнения, традиционно очень быстро восстанавливается. Когда начнут работать предприятия, вакансии станут открыты, то они быстро найдут работников на рынке. В целом у нас рынок всегда был и есть профицитный с точки зрения рабочих мест.

— Вопрос по поводу гостиниц, которые предоставили свои места для врачей, занятых на борьбе с коронавирусом. Платит ли город сейчас этим отелям и сколько?

— Мы согласовали единые цены для гостиниц, предложивших свои номера медработникам. Сразу скажу: они существенно ниже базовых тарифов на размещение. Но это не только позволило создать более комфортные условия для врачей, которые героически борются за жизни людей, но и поддержало оказавшуюся в непростых условиях гостиничную отрасль. Без нашего заказа загрузка отелей Москвы составила бы 10%, а за счет размещения медперсонала она поднимается уже до 20-25%. Понятно, что это не прежние показатели, когда гостиницы были заняты на 80%, но тем не менее это помогает закрывать хотя бы базовые затраты для функционирования этих организаций.

— А все-таки сумму расходов на эти цели можно узнать?

— Я думаю, что эта цифра будет порядка полумиллиарда рублей или чуть больше. Это же как командировочные расходы: мы их оплачиваем по факту, и подвести итог можно будет, когда медики вернутся к нормальной жизни и перестанут жить в отелях.

— Продолжим разговор о поддержке отдельных отраслей. Недавно был утвержден порядок получения грантов торговыми центрами. От кого поступили первые заявки на гранты?

— Заявок пока нет, поскольку порядок был утвержден только недавно. Такие сроки выхода документа были связаны с тем, что мы согласовывали его с собственниками крупнейших объектов и предпринимательским сообществом. Точную статистику мы сможем дать, когда начнем рассматривать заявки, но уже сегодня около четверти обращений в Центр поддержки экономики связаны с этой мерой поддержки. Предпринимателям эта помощь очень нужна. На данные цели зарезервировано 16 миллиардов рублей.

— А может случиться такое, что заявок будет больше, чем зарезервированных денег, и вам потребуется выделить большую сумму?

— Нет. Эти гранты по сути являются компенсацией налога на имущество за квартал, поэтому мы можем точно оценить необходимый объем средств. Город предусмотрел максимально возможное количество денег, которые у нас могут запросить предприниматели. Если обратятся не все и не все выполнят условия предоставления гранта, то сумма будет меньше.

— Возможно, вы слышали, на федеральном уровне сейчас идет большая дискуссия из-за законопроекта, позволяющего арендаторам в одностороннем порядке разрывать договор аренды с владельцами ТЦ, которые не пошли на уступки по платежам своим нанимателям. Скажите, при общении с собственниками торговых центров в Москве вы видите их готовность снижать ставки аренды?

— Я проводил несколько совещаний с владельцами крупнейших ТЦ в городе. Все до одного дали согласие на такое условие— предоставление грантов от столицы как сокращение арендной платы не менее, чем на 50%. На этой неделе мы планируем еще раз собраться с отраслью, чтобы посмотреть, как у них идут переговоры с арендаторами. Так что я уверен, что с крупными ТЦ проблем не будет. Вместе с тем есть небольшие торговые центры, по которым действительно поступают обращения от арендаторов, жалующихся, что им не всегда идут навстречу. Я думаю, в итоге экономика возьмет верх над временными эмоциями. Арендодатель должен понять, что если он потеряет арендатора, то следующего он найдет очень нескоро. Соответственно, пойти на арендные каникулы или временное существенное снижение арендных ставок намного выгоднее, чем потом несколько месяцев искать нового арендатора.

— Вы говорили о трех пакетах мер поддержки бизнеса. Есть ли планы по четвертому пакету? Каких отраслей они могут коснуться и когда могут быть приняты?

— Надо понять, как работают уже принятые меры и каков эффект от них. Так что в ближайшем будущем можно говорить скорее о корректировке имеющихся инструментов помощи бизнесу. Например, о расширении перечня наиболее пострадавших сфер. В частности, есть обращения от частной медицины, которой сейчас очень нелегко. Думаю, что мы включим их в перечень пострадавших. Есть обращения от рекламной отрасли, так как объем рекламы существенно сократился. Но здесь мы говорим скорее не просто о каких-то льготах или бонусах, а о том, чтобы пойти навстречу в отношении обязательных платежей в пользу бюджета. Если коллеги с нами согласятся, то в ближайшее время будем это решение принимать.

— А какие сферы экономики совсем не пострадали от ограничений и в каких наблюдается рост?

— Так или иначе ограничения сказались на всех отраслях, поэтому говорить о том, что кто-то от этого выиграл, я бы не стал. Просто разная глубина тех потерь, которые компании понесли. Меньше пострадала промышленность и стройка. Исключением стали отдельные предприятия электронной торговли и услуг, связанных с развлечением и продажей контента, там как раз бурный рост с точки зрения объемов выручки. Если говорить про непродовольственную торговлю, в первые две недели мы увидели резкое снижение оборота, а сейчас фиксируем еженедельное увеличение объемов реализации, потому что выстраивается логистика и служба доставки.

— Буквально пара вопросов не про коронавирус, ведь жизнь продолжается, даже несмотря на него. Во-первых, определена ли дальнейшая судьба дома Булошникова и можете ли вы назвать сумму, за которую этот объект купил город?

— Сделка проходила между двумя юридическими лицами, и ее стоимость я не могу назвать – это коммерческая тайна. Единственное, что могу уточнить: цена сделки ниже, чем анонсировалась в СМИ. Относительно судьбы дома полной ясности пока нет. Мы с Москомархитектурой и Мосгорнаследием рассматриваем возможные варианты, и после того, как все ограничения снимут, мы к этому вопросу вернемся.

— Раньше вы говорили, что власти Москвы совершат возмездную сделку, выкупив у центра имени Хруничева соцобъекты на баланс города. Закрыта ли она?

— Мы как раз находимся в процессе двух разных транзакций, одна касается приобретения ДК Горбунова, а вторая — покупки бывших детских садов. Думаю, что в ближайшие два-два с половиной месяца мы их завершим. Поскольку речь идет о публичных процедурах продажи, то я могу уточнить, что на стартовых условиях ДК Горбунова стоит около 650 миллионов рублей, а цена прочих объектов составляет порядка 1,8 миллиарда рублей. Однако если на торги придет кто-то, кроме нас, то цена может скорректироваться.

— Как продвигается история с планами создать ОЭЗ на территории в 35 гектаров Центра имени Хруничева?

— В марте на заседании градостроительно-земельной комиссии Москвы был одобрен проект планировки территории, ограниченной Новозаводской улицей, Новофилевским проездом, улицей Мясищева и Северо-Западной хордой, которая и включает в себя площадку АО "ГКНПЦ имени М.В.Хруничева", предназначенную для создания ОЭЗ. Ориентировочный срок утверждения ППТ – третий квартал 2020 года. Пока предполагается, что особая экономическая зона займет 35,8 гектара, а общая площадь строительства составит 956,84 тысячи квадратных метров.

При этом надо понимать, что Роскосмос планирует освобождать территорию центра имени Хруничева поэтапно, до 2023 года включительно, так что реально ОЭЗ там будет создана в 2024 году. В этом году может освободиться 8,8 гектара, перспективы их развития пока обсуждаются.

— А совместное предприятие с Роскосмосом Москва будет создавать?

— У нас уже создано совместное юридическое лицо с владением 50 на 50 между городом и Роскосмосом, сейчас готовится итоговый график по наполнению этого СП имущественными правами, объектами недвижимости, земельными участками и необходимыми средствами для реализации проекта.

— Высотная штаб-квартира Роскосмоса, на которую недавно проводился архитектурный конкурс, будет строиться на территории ОЭЗ?

— Нет, конечно. Это обычное офисное здание, которое расположится по соседству на прилегающем участке.



МОСКВА, РИА Новости


Оригинал

Теги: Коронавирусная инфекция, ситуация в экономике Москвы, Владимир Ефимов, интервью РИА Новости, Роспотребнадзор, ОЭЗ, Центр имени Хруничева, Роскосмос, СП

В рамках исполнения ст. 4 закона РФ «О средствах массовой информации» редакция ИА «Оружие России» информирует о том, что организации, информация о которых может быть указана в опубликованной статье, являются организациями, деятельность которых в Российской Федерации запрещена, согласно перечню общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (официальные источники: сайт "Российской газеты" (соответствующие разделы сайта https://rg.ru/ или https://rg.ru/2018/12/05/spisok-dok.html) и сайт Минюста России (соответствующие разделы сайта https://minjust.ru/ или https://minjust.ru/nko/perechen_zapret).