Новости / Наука и производство / Предприятия

6:00 / 06.11.19

Фаина Рублева: наблюдаем планеты, двойные звезды и туманности из Москвы

Фаина Рублева: наблюдаем планеты, двойные звезды и туманности из Москвы

Научный директор Московского планетария Фаина Рублева / Фото: Пресс-служба планетария

Московскому планетарию 5 ноября исполняется 90 лет. Это самое старое подобное заведение в России и одно из самых больших в мире. Сейчас это не только обсерватория для наблюдения Луны и планет, не только зал для просмотра фильмов о Вселенной и специальный интерактивный музей по астрономии и физике, но и место для романтических свиданий, проведения детских праздников и групповых квестов.

О том, как возникла идея создания Московского планетария, чем он готов удивить своих посетителей и можно ли через московское небо увидеть далекие планеты, в интервью корреспонденту РИА Новости Денису Кайырану рассказала научный директор Московского планетария Фаина Рублева.

— Можете рассказать, как зарождался планетарий, какой путь он прошел за 90 лет и что представляет собой сейчас?

— В 1927 году было решено, что раз Москва это столичный город, то его жители достойны, чтобы в городе был планетарий. К тому времени только в трех европейских столицах были такие учреждения – Берлине, Вене и Риме. Первые американские планетарии появились позже.

Родиной планетариев можно считать Германию, поэтому перед тем, как построить его в Москве, в Германию направили делегацию изучить опыт. На строительство Московского планетария дали 250 тысяч золотых рублей. По тем временам это была очень большая сумма, ее хватило и на постройку особенного здания и на закупку хорошего цейсовского оборудования. 5 ноября 1929 года планетарий открылся.

— Какую основную функцию нес планетарий, когда только появился?

— Он задумывался как просветительский центр, потому что в России в то время был очень низкий уровень грамотности. Нужно было повышать его, показывать людям устройство Земли и Солнечной системы, рассказывать, как устроен мир. Мы помним, что очень сильна была атеистическая пропаганда. Планетарий был одним из инструментов, который формировал естественно-научную картину мира.

Конечно, для москвичей это было чудом из чудес – как само здание с серебряным куполом, так и звездное небо на куполе, возникавшее по команде лектора: "Внимание, включаются звезды". Это было шоу, люди абсолютно завороженные смотрели на это чудо.

Планетарий развивался, читались лекции. В обществе был огромный интерес к знаниям, такой невероятный подъем. И этот интерес нужно было поддерживать. В 1937 году в планетарии заработал научно-звездный театр, в котором ставили тематические спектакли о великих мыслителях, астрономах, например, открытиях Галилея. Театр работал до войны.

— А в войну?

— Планетарий работал всю войну, только два месяца был закрыт, при этом на прилегающей территории располагалась зенитная батарея и солдаты сидели в окопах с касками. Сейчас я смотрю на фотографии тех лет и они меня поражают. Проводились лекции, работали астрономические кружки. Наверное, людям хотелось как-то отвлечься в военное время.

А когда война закончилась, появились новые силы и новые идеи. Реализовали задумку, которая появилась еще до войны, — создали астрономическую площадку, которую мы сегодня называем "Парк неба". Там стояла обсерватория, приборы, инструменты. Это был чудесный уголок природы – и земной, потому что там был зеленый парк, и небесной, потому что можно было в телескоп посмотреть и узнать, проверить ход своих часов по солнечным часам.

— В послевоенное время отношения с компанией Карла Цейса не прекратились?

— Нет. Удивительно то, что наша дружба с заводом Карла Цейса продолжается и по сей день. Первый аппарат для показа звездного неба немецкая компания изготовила в 1929 году. Второй аппарат был заказан через 46 лет. А уже к 50-летию получили аппарат "Планетарий" с автоматизированной системой управления. И когда начался ремонт в 1994 году, мы по традиции обратились к коллегам, хотя на рынке были уже представлены и японские, и французские аппараты. Закупили "Универсариум-М9" последнего поколения. Планетарии – это очень дорогостоящие приборы. Их обычно выпускают не специализированные предприятия, а большие заводы. Ведь не так часто их заказывают, даже не раз в год, поэтому держать целое производство невыгодно.

— Как планируете отмечать 90-летие Московского планетария? Будут ли какие-то специальные мероприятия?

— Широко и весело. Мы представим новый фильм. С 1994 по 2011 год планетарий не работал, мы немножко отстали в производстве фильмов. За это время проекционные и цифровые технологии шагнули вперед. Появились полнокупольные фильмы. Мы не умели этого делать. Когда планетарий открылся, мы закупили лучшее, что было на рынке, – американские и европейские полнокупольные фильмы. Конечно, нам хотелось, как ведущему планетарию не только в стране, но и одному из ведущих в мире, тоже выйти на этот уровень и начать производство контента. Сейчас выпускаем уже третий фильм — "Разноцветная вселенная". Премьера состоится 5 ноября для гостей планетария, а уже 6 ноября для обычных посетителей.

— О чем этот фильм?

— Он об исследованиях Вселенной в различных диапазонах электромагнитного спектра. Мы привыкли видеть мир глазами, но они видят очень узкий диапазон, он называется оптический. Есть другие диапазоны – радио, ультрафиолетовый, рентгеновский, гамма-диапазон. Раньше не было инструментов, которые работали бы в этих диапазонах. Потом появились такие телескопы, в том числе космические, и мы увидели объекты, которые в оптическом диапазоне мы воспринимаем в одном виде, а в других диапазонах выглядят совершенно по-другому. Некоторые расцвели как необыкновенные цветы. Поэтому мы решили сделать фильм именно об этом, чтобы люди увидели то, что не видно простым человеческим глазом.

— Какие новые экспонаты появятся в планетарии?

— Недавно у нас появился экспонат "Труба Ломоносова". Он пополнил коллекцию действующих макетов старинных телескопов. До этого мы воссоздали макет телескопа Галилея. По сути, это реплика оригинального устройства, которое хранится в музее во Флоренции. Также мы создали уменьшенный макет телескопа Гершеля. Сам он огромный, поэтому пришлось его сделать в масштабе один к двадцати. Еще есть маленький телескоп Ньютона. И вот сейчас к юбилею изготовили трубу Ломоносова, оригинал которой хранится в Кунсткамере. Конструкция очень простая, но интересная. Это телескопическая система, которая раздвигается на шесть метров и дает увеличение 36 крат. Посетители планетария могут увидеть его в музее Урании.

— А в "Парке неба" можно посмотреть на звезды через прибор, который использовался сотни лет назад?

— Старинных телескопов там нет, но есть дающие похожую картинку. У нас больше 20 телескопов разных конструкций, разных оптических схем. Самый большой 300-миллиметровый рефрактор, дающий увеличение 700 крат. Есть и небольшой телескоп, мы его называем "искатель" или "гид", у него 30-кратное увеличение. Вот он примерно дает ту же картинку, которую наблюдал Галилей.

— Московская засветка не мешает наблюдениям?

— Мешает, конечно, но если безоблачное небо, то можно смотреть на Луну. Многим больше ничего не надо. На Луну можно смотреть, не отрываясь, очень и очень долго. Я удивляюсь все время. На ней ничего не происходит, она не меняется, видна лишь одна сторона, но смотреть очень интересно. Мы видим горы, кратеры. Это другой мир, и мы видим его как будто совсем рядом. Мне кажется, это людей привлекает.

В нашем планетарии можно наблюдать планеты и их спутники. Например, можно увидеть спутники Юпитера, кольца Сатурна. У Марса в моменты противостояния с Землей одна из полярных шапок бывает видна, это тоже очень интересно. Иногда днем удается наблюдать Венеру. Она меняет свои фазы так же, как и Луна, что тоже для многих людей открытие.

Если позволяет погода, мы ночью смотрим за всем, что только можно будет найти в этот момент на небе. Если Луна в хорошей фазе, то наблюдаем ее. Если Марс, Сатурн, или Юпитер, то наблюдаем эти планеты. Еще наблюдаем двойные звезды, туманности.

— А метеорные потоки наблюдаете?

— Нет, сейчас в Москве плохая погода, а вообще, их лучше наблюдать за городом и не в телескоп, а простым глазом.

— На вашем сайте часто можно видеть объявления о том, что все билеты раскуплены. Планируете как-то расширяться?

— В "Звездном зале" у нас ограниченное количество мест – 356. Новых залов пока не планируем. Историческое здание менять нельзя, хотя мы приподняли его так, что образовался еще один этаж музея. Рядом построили двухэтажное здание-подиум, в котором расположился музей "Лунариум", на крыше разместили астрономическую площадку с двумя обсерваториями. У нас есть 4D-кинотеатр и малый звездный зал, площадки для занятий с детьми.

Все возможные площади, которые были, все задействованы. У нас проходят звездные уроки, экскурсионные программы, выступления лекторов в рамках проекта "Трибуна ученого", проводим детские дни рождения, ввели квесты. Репертуар полнокупольных фильмов постоянно пополняется.

— В "Ночи музеев" вы как-то участвуете?

— Строго говоря, планетарий, это не музей, поэтому мы в этой акции не участвуем. Хотя у нас проходят вечерние и ночные мероприятия. Например, недавно был день темной материи, когда мы провели квест "Найди темное в светлом", а затем экскурсию в полной темноте "Не бойся темноты".



МОСКВА, РИА Новости
12



Оригинал

Теги: Фаина Рублева, билей, 90 летие, Московский планетарий, идея создания, принципы работы