Новости / Наука и производство / Предприятия

16:03 / 23.09.22

Максим Соколов: "АвтоВАЗ" готов к конкурентной борьбе

Максим Соколов: "АвтоВАЗ" готов к конкурентной борьбе

Президент АО "АВТОВАЗ" Максим Соколов © РИА Новости / Владимир Астапкович

Легенда российского автопрома "АвтоВАЗ" с уверенностью смотрит в будущее, несмотря на сложности с поставками компонентов и перестройку логистических цепочек, говорит президент компании Максим Соколов. В интервью РИА Новости он рассказал, с кем конкурирует отечественный автопром, какие компоненты в электромобилях останутся импортными, поделился планами по производству на следующий год, оценил спрос на Lada у россиян и раскрыл секрет, как "АвтоВАЗ" поборол проблему ржавчины автомобилей. Беседовала Наталия Мирошниченко.

– Недавно "АвтоВАЗ" анонсировал перенос производства Lada Vesta из Ижевска в Тольятти, как продвигается этот процесс?

– Перенос уже идет полным ходом. Автомобиль Lada Vesta на площадке Тольяттинского автомобильного завода сойдет с конвейера уже весной следующего года. В дальнейшем мы даже планируем нарастить это производство.

– Вы говорили, что в перспективе планируете выпустить кроссовер на базе Vesta и новое семейство Lada. Уже есть первые наработки?

– Могу вам сказать, что в научно-техническом центре "АвтоВАЗа" уже сделано 25 прототипов автомобилей нового B-семейства Granta. Они прошли определенные испытания, в том числе по безопасности.

– Новая Vesta в Тольятти, а электрическая версия Largus теперь будет производиться в Ижевске. Создание модели пока в процессе, когда ждать первых экземпляров?

– Первые прототипы появятся уже к концу текущего года. Может быть, на рубеже 2022 и 2023 годов. Соответственно, первая опытная партия будет выпущена в рамках следующего года. Если говорить о серийном производстве, его объем будет зависеть от потребности рынка. Но в отличие от всех других проектов, которые были анонсированы в последнее время, электрический Lagrus "АвтоВАЗа" будет единственным высоколокализованным отечественным электромобилем. В этом будет его конкурентное преимущество.

– Чьи аккумуляторы там будут?

– Аккумуляторы будут из дружественных стран. Обеспечить полную локализацию сейчас невозможно, да и, наверное, не нужно. Но мы продолжаем свою политику по локализации критически важных компонентов, необходимых для обеспечения технологического суверенитета. Возможно, батареи тоже когда-то будут отечественные. Как вариант, они будут с импортной элементной базой, но выпускаться нашими российскими производителями.

– Ждать ли в перспективе электрической Vesta и Granta?

– Мы будем ориентироваться на рынок. Сначала прощупаем спрос на примере электрического Largus, а потом – точно не завтра и не в среднесрочной перспективе – будем исходить из тех трендов, которые в целом будут на рынке. Ведь мы достаточно давно начали говорить о переходе на электромобили. Помните, еще на одном из ПМЭФ в 2010-х был представлен "Ё-мобиль", но он, как говорится, почил в Бозе. Энергопереход, на который многие надеялись и чувствовали, что он вот-вот произойдет, так и не случился.

– Для него нужно создавать сеть заправок.

– Вы абсолютно правы. Сегодня есть федеральная программа по созданию такой инфраструктуры с государственной поддержкой. Мы видим, что Москвой в ней были сделаны большие шаги, сейчас на очереди Санкт-Петербург. Хотя с учетом климатических особенностей нашей страны повсеместный переход на электромобили невозможен и не нужен.

Тем более, что двигатель внутреннего сгорания пока вполне конкурентоспособен и, кстати, все больше и больше отвечает современным экологическим стандартам. Скорее всего, электромобили будут пользоваться спросом именно в Москве и Петербурге. Может быть, еще на юге – в РостовеКраснодаре – или в Приволжском федеральном округе. Причем даже не в частном сегменте, а в сегменте бизнеса для коммерческого использования.

– В целом, какие у компании производственные планы на следующий год?

– Совет директоров под председательством вице-премьера Дениса Мантурова ставит нам задачу на следующий год в 500 тысяч автомобилей. Очень амбициозная задача. Это больше, чем было произведено "АвтоВАЗом" (включая автомобили Renault) в прошлом году – 433 тысячи автомобилей. Кстати именно поэтому была необходимость консолидировать производство на одной площадке в Тольятти: увеличить производительность трех конвейерных линий на 10-15%, таким образом, обеспечив расширение линейки автомобилей, не только Granta и Niva, которые мы можем производить сегодня, но Lagrus и Vesta.

– Пятьсот тысяч автомобилей – действительно амбициозно, но будет ли такой высокий спрос?

– Спрос будет. На авторынке ожидается постепенное восстановление спроса от минимумов этого года (600-650 тысяч автомобилей) к 900 тысячам – миллиону. В дальнейшем, к 2030 году рынок восстановится до уровня 1,5 миллионов автомобилей, а к 2035 он вырастет до двух миллионов машин. Это не только наша оценка, такого прогноза придерживаются эксперты и Минпромторг. Я считаю, такой объем вполне соответствует потребностям нашей страны.

Вспомните рынок Ирана, который является закрытым и тоже находится под серьезным санкционным давлением. Население страны – более 85 миллионов человек, при этом иранские автомобильные концерны производят почти миллион автомобилей в год. Если эту цифру экстраполировать на возможную ситуацию с российским автомобильным рынком, то после стабилизации ситуации мы как раз и получим около двух миллионов автомобилей.

– Для тех, кто сейчас планирует покупку нового автомобиля, вы могли бы назвать три причины, по которым они должны выбрать Lada?

– Во-первых, Lada – это качественный и максимально адаптированный для России автомобиль, отвечающий по своим потребительским качествам (набору опций и комплектаций) всем современным трендам. Во-вторых, это легендарный автомобиль, производимый флагманом отечественного автомобилестроения: заводом, которому уже более полувека. И, в-третьих, самое главное, это автомобиль, который устремлен в будущее. Я уверен, что у команды "АвтоВАЗа" и у нашего бренда Lada будет такое же уверенное будущее, как и ее большая история.

– Сейчас китайские бренды активно наращивают долю на российском авторынке. Считаете их своими конкурентами?

– Конкуренция – это же неплохо. И в теории, и в практике конкуренция – это как раз тот механизм, который позволяет двигаться вперед научно-техническому прогрессу, улучшает качество для потребителя. Та конкуренция, которая до этого времени была на авторынке, рождала большое количество брендов, которые достаточно быстро – как в никакой другой отрасли – обновляли свои линейки: практически каждые шесть-семь лет. Но мы готовы к конкурентной борьбе, уверены в своих силах, опираемся на историю и профессионализм нашей команды.

При этом мы рассчитываем, что государственная поддержка, которой обладает сегодня и "АвтоВАЗ" как отечественный производитель, будет предоставляться только компаниям с высоким уровнем фактической локализации. Это основной принцип, который, мы считаем, должен и дальше быть реализован в государственной политике.

– И все же, кто для вас конкурент номер один?

– Покажет время.

– Значит, пока такого нет?

– Конкуренты, безусловно, есть, но кто конкретно – покажет время. Мы видим, что сейчас активно на российском рынке продвигается бренд Haval. Причем они молодцы, производят автомобили на территории России. Geely, у которых есть совместный завод с белорусами. Экспансию на наш рынок планирует Chery. Мы готовы к конкуренции, пожалуйста.

– Но Lada в любом случае останется самым популярным автомобилем в России?

– Да, и более того, по итогам августа месяца продажи Lada побили исторические рекорды нового времени. Если мы, как правило, занимали долю 20-22%, иногда до 25% машин бренда, то в августе вплотную подошли к планке в 40%.

– Последний вопрос – народный. Раньше отечественные машины ржавели. Как вы решаете эту проблему?

– Сейчас современная технология окраски: пять слоев, это достаточно высокотехнологичный процесс с использованием катафореза. За счет определенных электрохимических реакций происходит обмен ионами и проникновение слоя, препятствующего коррозии, непосредственно в структуру металла.

– То есть проблема решена. Сколько сейчас у вас гарантия на покраску?

– Мы даем гарантию на автомобиль в целом: до трех лет или 100 тысяч километров пробега, как стандарт у многих других производителей. В нее естественно входят и дефекты покраски, если они будут объективно проявлены. Гарантия от сквозной коррозии металла – шесть лет. Мы же знаем, что иногда есть такое понятие, как потребительский экстремизм. Кто-то может, что называется, просверлить дырочку в обшивке космического аппарата, и все пойдет не так.


МОСКВА, РИА Новости


Оригинал




Теги: "АвтоВАЗ", Максим Соколов, интервью РИА Новости, автопром, Lada

В рамках исполнения ст. 4 закона РФ «О средствах массовой информации» редакция ИА «Оружие России» информирует о том, что организации, информация о которых может быть указана в опубликованной статье, являются организациями, деятельность которых в Российской Федерации запрещена, согласно перечню общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (официальные источники: сайт "Российской газеты" (соответствующие разделы сайта https://rg.ru/ или https://rg.ru/2018/12/05/spisok-dok.html) и сайт Минюста России (соответствующие разделы сайта https://minjust.ru/ или https://minjust.ru/nko/perechen_zapret).