Новости / Наука и производство / Предприятия

12:04 / 02.08.22

Вероника Никишина: наши айтишники стали понимать, что выгоднее продавать разработки под своим именем, а не собственные мозги

Вероника Никишина: наши айтишники стали понимать, что выгоднее продавать разработки под своим именем, а не собственные мозги

Вероника Никишина / Фото: Пресс-служба "Интерфакс"

Российские IT-компании в последнее время столкнулись с новыми вызовами не только на внутреннем рынке, но и внешнем. Им пришлось резко переориентироваться с "недружественных стран" на "дружественные", наладить логистику и банковские расчеты. Глава Минцифры Максут Шадаев в рамках прошедшего ПМЭФ даже призвал сформировать план поддержки экспорта российского софта, в связи с чем в том числе активизировать работу с Российским экспортным центром (РЭЦ). 

О новых рынках для IT-экспорта, боли компаний при выходе за рубеж и изменениях в спросе как внутреннем, так и внешнем, в интервью "Интерфаксу" рассказала гендиректор РЭЦ Вероника Никишина.

— Какие рынки сейчас стали перспективными для отечественных IT-решений? Речь идет только о дружественных странах?

— Российские компании с международными амбициями, в том числе и IT, сейчас переориентируются на Восток. Это большой и очень перспективный рынок, но для многих он Terra Incognita. Поэтому Российский экспортный центр последние несколько месяцев вел прямой диалог с бизнесом и на основе обратной связи адаптировал свою программу поддержки компаний, в том числе из сферы IT, к новым условиям и смене приоритетных рынков.

— А почему рынок Востока — Terra Incognita?

— Традиционно наша IT-отрасль является молодой и растущей, она в своем роде сама стартап среди других традиционных отраслей. Ее развитие строилось по уже написанным правилам и с теми партнерами, которые были ближе и понятнее разработчикам, планирующим выходить на экспорт, а самые смелые выходили на зарубежные рынки. Как правило, происходило так: проактивные западные гиганты искали наших IT-разработчиков для того, чтобы заказать у них определенные решения. Поэтому в основном наша IT-отрасль присутствовала на внешних рынках как участник заказных IT-разработок, где наши компании не владели правами на код. Тогда как иностранные IT-компании по лицензии сами продавали готовую продукцию, в том числе и в Россию. Так делали разработчики из США и Европы, которые фактически хантили интеллектуальный потенциал наших компаний. Поэтому выход с собственным продуктом на зарубежные рынки — это новация последних лет, когда наши IT-разработчики стали понимать, что максимальная выгода для них может содержаться не в продаже собственных мозгов, а в продаже разработок, которые ты сделал сам и под своим именем. Ровно поэтому Восток — Terra Incognita. Подход с реализацией уже своего готового продукта на рынки Востока — это пока еще, с точки зрения эволюции освоения зарубежных рынков, неизведанная, но перспективная точка для сотрудничества.

Можно сказать, что последние лет пять происходило осторожное освоение зарубежных рынков, а последние два года — освоение уже очень осознанное, проактивное.

При этом готовое программное обеспечение и полноценные платформенные решения из России всегда находили больший спрос на рынках развивающихся стран. В текущих условиях эти рынки стали еще перспективнее для продвижения наших продуктов: государства стремятся обеспечить цифровую и технологическую независимость от решений как с Запада, так и с Востока. И российские решения отлично решают эту задачу.

— Будет ли оказываться поддержка компаниям, если они хотят выйти на рынки недружественных стран?

— Российский экспортный центр готов поддерживать экспортеров вне зависимости от того, какие рынки они выбирают. Но, конечно, РЭЦ в своей работе фокусируется на тех рынках, где больше перспектив для российских продуктов. А это именно дружественные нам страны. В первую очередь, страны постсоветского пространства, Ближнего Востока, Юго-Восточная Азия, Африка.

За почти четыре месяца прямого диалога с бизнесом РЭЦ адаптировал программы поддержки компаний, в том числе молодых и небольших, к новым условиям и смене приоритетных рынков.

— Какая именно поддержка будет оказываться?

— В первую очередь речь идет об инструментах продвижения российских компаний на внешних рынках: поиск партнеров, организация деловых миссий, поддержка участия в международных отраслевых выставочных мероприятиях, страховая поддержка. В частности, активизирована работа зарубежных представительств РЭЦ на содействие IT-компаниям при поиске новых партнеров, планируются деловые миссии в дружественные страны, которые всегда включают в свою тематику продвижение IT. Кроме того, любая международная отраслевая выставка, участие в которой поддерживает РЭЦ, включает в себя раздел по цифровизации. Поэтому даже узкоспециализированные IT-компании имеют возможность получить поддержку.

При этом одна из главных проблем при выходе даже опытной компании на рынок Азии или Ближнего Востока — незнание местной специфики. Для решения этой проблемы РЭЦ запустил серию вебинаров, на которых страновые эксперты рассказывают об особенностях ведения бизнеса, правилах деловых коммуникаций и развенчивают мифы о бизнесе, которые зачастую есть у предпринимателей.

— Какие основные проблемы испытывают экспортеры?

— В первую очередь, это поиск партнеров. Поиск стабильного рынка сбыта.

Кроме того, компании, особенно небольшие и высокотехнологичные, не понимают, зачем и почему они тратят невероятное количество времени на бюрократию: получение разрешений, сертификатов, заполнение бумаг… Они резонно считают, что это время нужно тратить на развитие бизнеса. В нынешней ситуации эта "предпринимательская боль" обострилась.

Поэтому РЭЦ в ноябре 2020 года начала работу информационная система цифровая платформа "Мой экспорт", чтобы сделать внешнеэкономическую деятельность для компании максимально цифровой и комфортной. Такой, чтобы с помощью нескольких кликов можно было получить любую услугу: от аналитического отчета по нужной стране до получения государственной финансовой поддержки.

Из новостей — "Мой экспорт" запускает собственный платежный сервис, который позволит оплачивать услуги аккредитованных на платформе партнеров, не вставая с кресла, а банкам-партнерам предлагать компаниям нужные им услуги прямо в личном кабинете.

Безусловно, возможно появление новых механизмов РЭЦ, в т.ч. в свете подготовки плана поддержки экспорта российского программного обеспечения.

— Например?

— Какую именно поддержку мы будем оказывать — скорее, зависит от того, на каком этапе жизненного цикла находится конкретный экспортер. У нас есть инструменты для всех: от компаний, которые только планируют выйти на новый рынок, до опытных участников внешнеэкономической торговли. И это не только финансовые, но и нефинансовые меры. Например, для выхода на новый рынок зачастую важна не финансовая поддержка, а возможность рассказать о себе и своей продукции потенциальным покупателям и потребителям. В этом случае очень эффективно работают выставки и бизнес-миссии, которые организует РЭЦ.

Так, что касается IT, то с 2018 года Российский экспортный центр традиционно организует национальную коллективную экспозицию на крупнейшей международной выставке GITEX в Дубае - ключевое событие для глобальной IT-сферы. Так, в 2021 в ней приняли участие 36 IT-компаний, а общая площадь экспозиции составила 550 кв. м. А в этом году в GITEX планируется участие как минимум 32 российских IT-экспортера.

Также в этом году 11 российских компаний приняли участие в выставке Mobile World Congress (MWC) 2022, по итогам которых заключены контракты на сумму свыше 160 млн рублей.

Кроме того, 50 компаний приняли участие в деловых миссиях в онлайн-формате. Это были международная деловая миссия в сфере информационных технологий Smart City в Индонезию, а также миссии в сфере информационной безопасности и программного обеспечения для бизнеса в страны Азии, Африки и Ближнего Востока. Каждый раз российские разработки вызывали неизменный интерес.

— Не будете ли вы по мерам поддержки пересекаться с тем, что сейчас делает РФРИТ? И как вы будете взаимодействовать с проектом цифровых атташе, которые готовит Минцифры?

— И с РФРИТ, и с цифровыми атташе мы взаимодействуем, например, вместе делаем сверки тех клиентов, продукцию которых нам нужно продвигать. Сверяем те действия, которые будут более эффективными, будут ли они сделаны цифровым атташе, нашим представительством или РФРИТ. Мы не дублируем, а дополняем друг друга.

Вопрос, на чьей инфраструктуре это будет сделано, вторичный. Клиенту важно, чтобы был помощник, который обладает нужными ресурсами и предлагает помощь в виде финансовых или нефинансовых продуктов, например, помогает найти партнеров, заключить контракты. Мы ни с кем не будем конкурировать, мы видим себя во второй очереди партнеров для них в части тех мер, которые нужно добавить. Работы хватит всем.

— Ожидаете ли вы проседания по IT-экспорту, учитывая, что, очевидно, сократился список стран для потенциального экспорта?

— Внутренний рынок сейчас поглощает очень много из того, что делают IT-компании в России. Тут важно отметить двойной эффект: два года назад была запущена активная цифровизация, которая потребовала серьезного количества разработчиков, а сейчас дополнительно на амбиции по цифровизации наложилось импортозамещение. Если раньше элементы цифровизации можно было решать какими-то зарубежными разработками, то сейчас внутренняя разработка становится приоритетной, это просто вопрос национальной безопасности. Если и будет происходить какое-то сокращение в части экспорта, то оно не будет связано с ограничениями: просто огромный спрос внутри рынка на разработку в силу нашей национальной особенности гораздо выше, чем в других странах, и он будет формировать динамику экспорта. Ни в одной стране мира, мне кажется, нет такого мощного проекта по цифровизации, который подтолкнул бы массовую потребность в разработчиках. И ни в одной стране нет такой государственной политики, ориентированной на импортозамещение. Эти два фактора, как магнит, притягивают разработчиков на реализацию своих задач.

— То есть спрос внутренний перекроет внешний?

— Конечно. По крайней мере, сейчас спрос по всем IT-специалистам сумасшедший.

— Какие российские технологии, на ваш взгляд, обладают наиболее большим потенциалом для экспорта?

По данным ЦБ, экспорт информационных, компьютерных и телекоммуникационных услуг в 2021 году составил $7,23 млрд. Еще $1,44 млрд — это плата за пользование интеллектуальной собственностью, в том числе за IT-разработки.

Наиболее сильны российские компании и наиболее востребованы решения в сфере информационной безопасности как для отдельного пользователя или компании сегмента МСП, так и для крупнейших корпораций и государства. Кроме того, хорошие перспективы у видео- и голосовой аналитики, систем "Умного города", интеллектуальных транспортных систем и у многих других разработок. Имена российских компаний этих сегментов уже хорошо известны на мировом рынке.


МОСКВА, INTERFAX.RU


Оригинал

Теги: РЭЦ, Вероника Никишина, интервью "Интерфаксу", IT-компании, Восток

В рамках исполнения ст. 4 закона РФ «О средствах массовой информации» редакция ИА «Оружие России» информирует о том, что организации, информация о которых может быть указана в опубликованной статье, являются организациями, деятельность которых в Российской Федерации запрещена, согласно перечню общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (официальные источники: сайт "Российской газеты" (соответствующие разделы сайта https://rg.ru/ или https://rg.ru/2018/12/05/spisok-dok.html) и сайт Минюста России (соответствующие разделы сайта https://minjust.ru/ или https://minjust.ru/nko/perechen_zapret).