Новости / Наука и производство / Государственно-частное партнерство

16:01 / 04.08.22

Александр Бабаков: бизнес в России будет социализироваться, это неизбежно

Александр Бабаков: бизнес в России будет социализироваться, это неизбежно

Александр Бабаков / Фото: Митя Сергеев/Пресс-служба вице-спикера Госдумы

О перспективах развития российской экономики во взаимосвязи с решением вопросов достижения технологического суверенитета, совершенствования государственно-частного партнерства в интервью "Интерфаксу" рассказал вице-спикер Госдумы от фракции "Справедливая Россия - За правду", спецпредставитель президента РФ по взаимодействию с организациями соотечественников за рубежом, кандидат экономических наук Александр Бабаков.

- Александр Михайлович, сейчас многие вопросы приходится начинать со слов "в условиях современных вызовов".... Многое и очень быстро поменялось и в России, и в целом в мире. Каково ваше мнение как политика и экономиста, какие из новых явлений: санкции, изолированность некоторых отраслей промышленности от внешних рынков - уже останутся в нашей реальности на ближайшие десятилетия?

- Санкции имеют тенденцию к тому, что они возвращают направленные усилия против тех, кто их вводит. Я склонен считать, что санкции будут корректироваться, возможно, даже будет время, когда их вообще отменят.

Вместе с тем наша история показывает, что мы всегда жили под теми или иными ограничениями. Есть санкции, нет их, - главное, как мы сами относимся к внутренней ситуации в экономике и к позиционированию России.

Нельзя не заметить, что, в том числе благодаря санкциям, наше сельское хозяйство рвануло вперед. Мы пришли теперь к тому, что продовольствия у нас теперь достаточно не только для себя, но и для всего мира.

Такой прорыв можно ожидать и в других сферах. Я буквально на днях присутствовал на заседании правительства по вопросам энергетики. Могу вам сказать, что делается очень много. Я искренне удовлетворен тем, как строится разговор, как отчитываются, докладывают, как анализируют ситуацию и члены правительства, и эксперты, которые присутствуют, и представители бизнеса.

Безусловно, достижение технологического суверенитета - это очень долгий процесс, но главное то, что сегодня определены цели и задачи для каждого из сегментов нашей экономики, а также определены ключевые точки и точки роста.

В этой связи нельзя не упомянуть Иран, который, находясь под санкциями 40 лет, достиг фантастических высот в ряде направлений, и в частности, в том, что они считают для себя технологической независимостью. Линейка турбин, которые они производят, поражает, начиная с маленьких по мощности турбин, которые являются необходимым элементом самолетостроения. Они локализовали это производство, и сегодня основная их компания - третья в мире по производству турбин во всем мире.

Технологически они могут нам помочь.

Это очень хороший пример, и тут высока роль взаимодействия России с Ираном.

- Какие экономические прогнозы можно делать сейчас, или пока для этого "не то время"?

- Оценивая нынешнюю ситуацию, можно сказать, что прогнозы для многих стран неутешительные, и здесь проблема не в том, что население будет меньше мыться или отапливаться, а в том, что промышленность встанет, потому что себестоимость продукции будет высокая и она станет неконкурентоспособна. Это прежде всего касается западных стран.

Считаю, что обстоятельства, которые сегодня складываются, являются результатом, возможно, непродуманной политики руководства ряда государств. В частности, в отношении "зеленой энергетики". И нельзя тут проявлять наивность, и думать, что здесь кто-то ошибся. Это осознанная политика, направленная на перераспределение доходов в этой сфере в пользу тех стран, которые не обладают ресурсами, но обладают финансами и политической властью и, как им казалось, технологическими решениями. На самом деле ряд стран хотели просто добиться снижения цены на углеводороды.

Про санкции я вообще молчу. Они хотят наказать Россию, но выросла цена на газ, мы и продаем больше, и цена больше, и новые рынки открываются.

Что касается России, здесь, на мой взгляд, нас ждет хороший потенциал роста. На заседании в правительстве недавно были представлены цифры и по газу, и по электроэнергии, и по переработке нефтепродуктов. У нас цена не на проценты, а в разы меньше, чем в Европе и в Америке, и не в силу нынешних рыночных изменений, а так было всегда. Это конкурентное преимущество промышленности. Нам нужно работать не столько над стоимостью электроэнергии, сколько над энергоемкостью продукции. Тут надо развивать технологии. Тот же Иран, находясь под санкциями, очень сильно развил переработку газа. Газохимия у него великолепная, там длинная линейка, они продают очень много на экспорт, а нам сам бог велел.

- Недавно принят и уже подписан президентом закон о праве правительства вводить спецмеры для экономики. Достаточно ли этих, обусловленных законом, дополнительных возможностей для правительства? Или надо предпринимать и другие шаги? Если да, то в какой области?

- Что касается упомянутого закона, в нем предусмотрены меры, когда государство вправе обратиться к предприятию о выпуске той или иной продукции, а предприятие не может отказаться от выпуска этой продукции.

Мы говорим об ориентировании этого предприятия на государство. Это мобилизация в хорошем смысле слова, не когда всех "построили", а когда есть осознанное понимание.

У нас сейчас есть определенная расслабленность в экономической сфере, такое благодушие. Военные себе такого не позволяют, надо отдать им должное уважение, без которого невозможно обращаться к ним и не считаться с тем мужеством, которое они проявляют. Но и в сфере экономики тоже нужна консолидация общества, и такого рода законы, они, мягко говоря, указывают нам, что ситуация непростая.

Ну что говорить, если от официальных первых лиц государств Европы звучат заявления, что их целью является разрушение России, в том числе экономическое. Они не стесняются об этом говорить. Может быть, они потом скажут: извините, мы переборщили, но раз мы это услышали, мы должны серьезно к этому относиться, поэтому такой фактор как дисциплина в экономической сфере очень важен для концентрации усилий и решения задач.

Вообще, я считаю, что в нынешних условиях государство и рынок вполне могут соединиться. Государство должно взять на себя ответственность и обязательства по развитию ключевых направлений.

Тут можно говорить о государственном, стратегическом планировании. Государство должно видеть всю картину развития нашей экономики на ближайшие годы, и задавать определенные параметры, под которые мобилизовать определенные ресурсы: финансовые, кадровые, технологические, научные, технические.

Очень трудно представить, что частный сектор сам придет и все построит, купит землю, проведет туда газ, свет. Он, возможно, все это сделает, правда, неизвестно когда и за какие деньги. В этой связи государство должно сказать: да, нам это предприятие нужно, обеспечить землей, инфраструктурой, настроить частную инициативу на решение государственных задач и создать предпосылки, которые позволяют эту задачу эффективно исполнить в том числе и в ценовом параметре, и по времени.

В частности, государство должно не просто давать деньги, а субсидировать процентную ставку, предоставлять льготные кредиты, гранты.

Допустим, если государство поручает выпуск той или иной продукции частному капиталу, и он делает это в срок, качественно, ну пусть оно простит ему этот кредит, или подарит все "тело" этого кредита. А если бизнес будет потом на этом зарабатывать, то пусть зарабатывает, он же будет платить налог, привлекать рабочую силу, будет работать на страну. Надо не бояться этого, надо идти на это смело.

Я увидел, что у правительства есть понимание такого подхода, единственное, чего я пока не увидел, это готовности финансового сектора превратится в один из элементов реализации всего этого проекта.

Складывается такая ситуация, что правительство, планируя все это, неизбежно задумывается, как посмотрит на это Минфин. Да он никак не должен на это смотреть, он должен выполнять. Это не критика с моей стороны, это ожидание того, что здесь мы в ближайшее время ждем изменений.

Мое мнение, что государственные банки должны использоваться в схеме государственных проектов, должно быть другое отношение к доходности, к проценту, по которому выделяются деньги, механизму выдачи денег. Вот когда у нас банковская сфера, в частности, государственная, станет инструментом, у нас не будет пределов реализации проектов.

Бизнес уже готов к такому подходу, просто нужны четкие правила игры. Сегодня для частного сектора огромный потенциал при правильном взаимоотношении с государством.

- Экономическое развитие без наличия профессиональных кадров невозможно. Насколько сейчас остра проблема кадрового голода, на ваш взгляд, и как ее решать?

- У нас реальные кадровый голод, он связан с провалом рождаемости в 90-е годы, а также с тем, что многие уезжали за границу, и это не самые плохие кадры. У нас полностью вымыт класс технических специалистов. Мы должны создать максимальные условия для того, чтобы это все поменялось. Сегодня можно обеспечить переквалификацию кадров и сделать это не за два-три года, а за год или за два.

В этой связи, конечно, нужно еще сказать о провале в науке. Мы понимаем прекрасно, что, к примеру, фундаментальная наука никогда не была коммерческой. Там люди творят, а не зарабатывают, но без этого творчества нет всего остального, и, соответственно, государство обязано финансировать и фундаментальную науку в больших объемах, понимая, что здесь нет большой прямой отдачи. В этом плане сегодня есть понимание, но нужно добавить немного политической воли. Вот осенью будем обсуждать бюджет, и надеюсь, увидим там другие цифры.

- В вопросе возможного реформирования системы высшего образования в РФ вы занимаете какую позицию?

- В целом в реформе образования мы должны вернуться к элементам системы, которая формирует отличающийся от сегодняшнего подход. Вот я лично, когда учился, педагоги интересовались не моим ответом, который например, можно списать или угадать, а способностью логических рассуждений, с опорой на знания, необычность или обычность подходов, на способность рассуждать, аргументировать. Такое образование давало гарантии того, что где бы я ни работал, используя такого рода методологию, я бы достиг результатов и достаточно легко адаптировался бы к любому направлению. Такое образование я бы хотел возродить или участвовать в его возрождении.

- Вы являетесь спецпредставителем президента по взаимодействию с организациями соотечественников за рубежом. Можно ли сказать, что все соотечественники, кто хотел переехать в РФ, уже переехали? Ощутимы ли для соотечественников последние изменения в законах относительно упрощения процедур получения российского гражданства?

- Мы сейчас смотрим на то, что происходит в ряде стран в сфере образования, семьи, многое кажется просто диким, и конечно, я думаю, что мы столкнемся с миграцией в сторону России не только соотечественников, но и тех, кто дружит с нашими соотечественниками, так как не все приемлют навязываемые сейчас на западе ценности, и это касается не только европейских стран.

В вопросе совершенствования процедуры возвращения соотечественников мы очень долго боролись за снижение бюрократии и здесь есть определенные достижения. Мы не только собиратели земель, мы собиратели народов. Пусть едут, если это искреннее стремление.

Темы соотечественников выходят на передний план. Я очень рад, что президент и правительство уделяют этому особое внимание.

Социалистическая направленность политических идей, казалось бы, сейчас будет более востребована, но в то же время российские партии, по крайне мере, парламентские, проявляют бОльшую солидарность между собой. Будет ли меняться политическое поле в ближайшие годы? В какую сторону?

- Отрадно то, что в ключевых вопросах для нашей страны, например, обороноспособности, поддержки решений президента, парламентские партии солидарны. Это здоровый сигнал о том, что у нас здоровое общество, здоровая политическая система.

Что касается взглядов на разные вопросы, то надо сказать, что весь мир движется в левом направлении, и это понятно, потому что меняется сознание, капитализм выродился в том виде, в каком он был.

В этой связи и бизнесу нужно посмотреть на себя иначе, он должен быть социально ответственным, а не только национальным. Мы столкнулись с закрытыми границами, с тем, что у бизнеса забрали возможность развиваться за рубежом, общаться с теми, кто за рубежом, хранить деньги за рубежом - это сигнал, я считаю, что на страну должно работать.

Косвенно это прозвучало из уст президента на недавней встрече с лидерами думских фракций: посмотрите, надо, чтобы вам было лучше и комфортнее жить в хорошо развитой стране, в богатой стране, где не только вам, но и всем живётся хорошо. Разговоры о введении национальной ренты, и другие идеи - это такие робкие шаги, но я думаю, что они приобретут научное и практическое оформление.

Бизнес будет социализироваться, и я считаю, это правильно. Я думаю, это неизбежно.


МОСКВА, INTERFAX.RU


Оригинал


Теги: Александр Бабаков, интервью "Интерфаксу", экономика, технологический суверенитет, государственно-частное партнерство

В рамках исполнения ст. 4 закона РФ «О средствах массовой информации» редакция ИА «Оружие России» информирует о том, что организации, информация о которых может быть указана в опубликованной статье, являются организациями, деятельность которых в Российской Федерации запрещена, согласно перечню общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (официальные источники: сайт "Российской газеты" (соответствующие разделы сайта https://rg.ru/ или https://rg.ru/2018/12/05/spisok-dok.html) и сайт Минюста России (соответствующие разделы сайта https://minjust.ru/ или https://minjust.ru/nko/perechen_zapret).