Новости / Наука и производство / Предприятия

15:04 / 27.10.20

Аркадий Дворкович: воронка инноваций будет расширяться

Аркадий Дворкович: воронка инноваций будет расширяться

Председатель фонда "Сколково" Аркадий Дворкович / Фото: РИА Новости, Владимир Астапкович

Помощь государства IT-компаниям востребована и ощутима, но меры поддержки должны быть более гибкими, считает председатель фонда "Сколково" Аркадий Дворкович. В интервью РИА Новости в преддверии форума "Открытые инновации" он рассказал, как пандемия помогла взлететь некоторым стартапам, что мешает развитию технологий в России и почему роботы-курьеры и беспилотные автомобили пока не становятся доступными для всех. Беседовала Мариам Багдасарян.

РИА Новости выступает официальным информационным агентством форума "Открытые инновации".

— Государство объявило о масштабной поддержке IT-отрасли. Достаточно ли заявленных мер? Над чем с точки зрения госрегулирования предстоит еще работать? Каких результатов можно ожидать через несколько лет?

— Запланированная поддержка в рамках нацпрограммы "Цифровая экономика" существенно сократилась в связи с корректировкой федерального бюджета, но остается очень значимой. Безусловно, этих средств недостаточно для масштабной поддержки компаний из всех секторов экономики в цифровизации их бизнесов, но концентрация бюджетных средств на поддержке IT-разработчиков и на цифровизации сектора госуслуг, медицины, образования даст ощутимые результаты в динамике IT-сектора.

Я думаю, что в части именно массовой поддержки все правильно. Налоговые льготы, которые будут предоставлены, достаточно мощные, конкурентоспособные. Есть вопросы, связанные с юрисдикцией, валютным регулированием, с привлечением финансирования. Если говорить о финансовой поддержке, то сегодня нужно, чтобы основной акцент был именно на внедрение технологий.

Государство вместе с институтами развития должно научиться более активно управлять средствами господдержки для достижения результатов, для этого нужно расширять арсенал форм поддержки, подходить к этому более гибко.

— Весной вы говорили, что самое сложное время для экономики и стартапов начнется с осени и может распространиться на 2021 год. В связи с этим планируются ли новые меры поддержки ваших резидентов?

— Действительно, ситуация сложная у многих, но возможности предоставления грантов в этом году у нас исчерпаны, поэтому массовую поддержку оказать не можем, только ту, что уже оказывается, например, в части арендной платы.

В текущем году мы также продолжаем работу с приоритетными проектами, направленными на борьбу с последствиями пандемии, по облегченным правилам, включающим, в том числе, сниженную долю внешнего финансирования для проектов всех стадий.

Что касается следующего года — мы смотрим, как оптимизировать распределение ресурсов, чтобы максимальное число наших компаний смогли продолжить работу. Ситуация очень непростая, и мы рассчитываем на поддержку и федерального правительства, и Москвы, и других регионов.

— Как пандемия сказалась на работе ваших стартапов?

— На всех по-разному. Есть те, кто оказались очень востребованными, например, компании в сфере дистанционного образования, медицины, видеонаблюдения, информационной безопасности, что обусловлено борьбой с пандемией и вынужденной необходимостью переходить на дистанционную работу. Запрос на решения этой группы резидентов очень быстро растет, соответственно, идет рост выручки. На старте они даже испытывали некоторый дефицит мощностей и кадров. Но есть и такие компании, для которых пандемия стала тяжелым ударом и которые из-за карантина и нехватки оборотных средств резко сократили или даже приостановили деятельность.

Мы помогали и помогаем нашим стартапам в период пандемии. На основе партнерства с Москвой мы снизили арендную плату, продолжали предоставлять гранты, оптимизировали внутренние процессы. Но бюджетные ограничения сказались на наших возможностях, и до конца года мы приостановили выдачу новых грантов. С другой стороны, мы договорились с правительством РФ об участии "Сколково" в программе "Цифровая экономика" и в рамках соглашения мы начинаем предоставлять гранты именно на внедрение разработанных технологий.

— Ранее сообщалось, что фонд "Сколково" обновит грантовую политику и сохранит финансирование грантовых программ в 2021 году. Каких именно новшеств ждать?

— У нас есть разные мысли на этот счет. Они зависят от бюджетных параметров, которые будут утверждены для "Сколково". Несмотря на бюджетные ограничения в 2021 году, фонд постарается сохранить действующие программы финансирования, с января мы планируем возобновить прием и рассмотрение заявок на грантовое финансирование участников проекта.

В целом, мы считаем, что основной акцент должен быть на микро- и мини-грантах, чтобы мы могли продолжать создавать воронку стартапов и помогать им развиваться. Совет директоров фонда одобрил увеличение максимальной суммы мини-гранта до 10 миллионов рублей. Я сомневаюсь, что мы продолжим выдачу крупных грантов, хотя для фокусных компаний, которым необходимо быстро предоставить финансовую поддержку и вывести их на рынок, я не исключаю, что мы будем продолжать применять этот инструмент.

Каких-то глобальных изменений на следующий год мы не планируем, но если бюджетные средства будут сильно ограничены, мы вынуждены будем сфокусировать средства на тех направлениях, которые будут более востребованными и которые нельзя будет охватить другими институтами развития.

— В этом году "Сколково" отмечает свое десятилетие. Как вы оцениваете эффективность работы фонда?

— Высоко оцениваю. Может быть, до пятерки с плюсом не дотянули, но думаю, что твердую четверку точно можно поставить. Судить в конечном счете лучше тем, кто пользуется результатами этой работы, но цифры говорят сами за себя. У нас в стране 10 лет назад почти не было ни стартапов, ни культуры инновационного предпринимательства, все это было только в зачаточном состоянии. Сейчас в "Сколково" работает более 2500 стартапов, причем не только на территории инновационного центра, а по всей стране.

К сожалению, не во всех институтах есть понимание и принятие инноваций, и законодательство еще не всегда способствуют инновационному предпринимательству, не всегда понятно, в чем разница между неудачей, непредумышленной потерей денег в результате нормального предпринимательского риска, и воровством денег, когда это происходит преднамеренно, заведомо. Но мне кажется, и в этой области идут существенные изменения.

Еще один показатель успеха – финансовая отдача от того, что делает "Сколково". Многие наши компании зарабатывают деньги своим трудом, талантом, на основе своих идей. Выручка компаний "Сколково" по итогам 2019 года составила более 111 миллиардов рублей, темп прироста составил 45%. За весь период суммарная выручка составила более 400 миллиардов рублей, общая сумма выданных грантов превысила 15 миллиардов рублей.

Третий успех – развитие сильнейшего исследовательского университета "Сколтех", уже завоевавшего серьезную академическую репутацию как в России, так и за рубежом.

Наконец, мы смогли сделать так, чтобы "Сколково" не замкнулось в границах инновационного центра в Москве, а способствовало развитию инноваций по всей стране. У нас 16 региональных операторов, и где такие операторы работают, в тех регионах более успешно развивается технологическое предпринимательство. Запрос на дальнейшее расширение сети есть, и я думаю, что еще пять-семь, максимум, до десяти региональных операторов может появиться в течение нескольких месяцев.

Одной из главных наших задач является строительство самой инфраструктуры "Сколково", создание абсолютно иного качества и пространства для жизни. За 10 лет в развитие инфраструктуры "Сколково" было вложено около 130 миллиардов рублей частных и более 50 миллиардов рублей бюджетных средств. Мы видим, что задаем определенную планку в развитии комфортных для жизни территорий.

— А что не удалось сделать?

— Мне кажется, основное – пока отсутствует прямая корреляция наших успехов с государственной политикой, госпрограммами. Конечно, сам факт существования нацпрограммы "Цифровая экономика" уже можно назвать успехом, но пока она реализуется чрезвычайно медленно. Это свидетельствует о том, что у нас все еще слишком монополизирован рынок цифровых технологий, недостаточно конкуренции в этой сфере, и новые технологии внедряются гораздо медленнее, чем хотелось бы. То есть большинство наших стартапов, к сожалению, еще не стали массовыми, здесь мы еще не достигли должных результатов. Пока мы более успешны в B2B-решениях в России, а в B2C – пока еще не столь хороши. Этим нам предстоит заниматься в дальнейшем.

— Стартапы фонда работают в самых разных отраслях экономики. На ваш взгляд, какие из них самые востребованные?

— Многие компании "Сколково" производят полезные и важные как для российского, так и для глобального рынка продукты. Я бы назвал ключевые ниши, где работают эти стартапы. Первая — безопасность в сфере IT, кибербезопасность, безопасность финансовых институтов, защита инфраструктуры организаций от кибератак, биометрия и распознавание образов. Компании этой сферы оказались в числе мировых лидеров, их решения покупают как в Европе, так и в США и странах Азии. Я думаю, это заслуженный успех, здесь компании использовали национальное преимущество в сфере математики и информационных технологий. Можно привести примеры компаний — Group-IB, SafeTech, Oz Forensics, VisionLabs, "ЦРТ-Инновации", "Видеоинтеллект".

Вторая ниша — технологии дистанционной связи. Наши компании достигли мирового признания еще задолго до COVID-19 и сейчас находятся в числе мировых лидеров. Это платформы в сфере дистанционного образования, телемедицины, контроля удаленной работы — "Учи.ру", "Нетология", "ЯКласс", ЮНИМ, "Интеллоджик" (Botkin.AI), "Стахановец", "СерчИнформ" и другие. Многие уже используются и за рубежом.

Третья ниша — биомедицинские технологии и все, что касается лекарств и средств, связанных с COVID-19, средств дезинфекции, — наши компании вышли на мировой уровень. Очень здорово, что у нас есть свои разработки и нам нет нужды обращаться к иностранным разработкам. В этой нише работают компании "Кромис", "РапидБио", "НекстГен", TION, "Генезис", "Лед-Инновации" и другие.

Четвертая, последняя, ниша – это новые материалы. Прежде всего, это продукты, основанные на технологии 3D-печати. Здесь можно выделить компании "Анизопринт", "Ф2 Инновации", "Стереотек".

— Каким бы вы хотели видеть "Сколково" через 10 лет?

— Мы не можем сейчас судить, кто из наших резидентов выйдет в лидеры через 10 лет и что будет востребовано в мире. Наша задача — подготовить среду, которая позволила бы создавать востребованные технологии. Еще одна задача на следующие 10 лет — распространение этой лучшей практики и научной деятельности на всю страну или на хотя бы на ведущие научные центры.

Что касается компаний, то у нас есть огромный поток новых идей, новых проектов, новых команд, которые мы сейчас видим. Надеемся, что он будет еще больше за счет того, что у нас вся страна теперь подключена к Сколково, а также на основе общения с нашими коллегами из Агентства стратегических инициатив (АСИ) и с другими организациями. Эта воронка будет расширяться. Следующий шаг – интеграция инновационных решений в производственные процессы различных частных и государственных компаний, выход на новые рынки.

— Выручка компаний-резидентов фонда "Сколково" по итогам прошлого года значительно выросла. Какой показатель ожидаете по итогам 2020 года?

— За первое полугодие этого года, по предварительной оценке, совокупная выручка компаний-резидентов "Сколково" превысила 55 миллиардов рублей. Отмечу, что компании за этот период получили 96 международных и 304 российских патентов. Мы ожидаем, что по итогам 2020 года будет небольшой спад по отношению к цифрам 2019 года из-за влияния пандемии.

Я думаю, что если сейчас стартапы "Сколково" выходят на уровень совокупной выручки в 500 миллиардов рублей за пять лет, то в течение следующего десятилетия, к 2030 году, мы должны достичь хотя бы триллиона рублей за пять лет. Этот ориентир вполне достижим. Для этого нам нужны как крупные игроки, так и много средних и малых компаний. У нас есть такое правило, что компания, достигая определенного порога по выручке, перестает быть резидентом "Сколково", но может остаться в экосистеме "Сколково" в качестве партнера и поддерживать более молодых резидентов.

— Недавно в "Сколково" был открыт Российский квантовый центр. Какие ожидания от этого проекта? Планируется ли в ближайшее время открытие на территории Сколково новых центров партнеров?

— Российский квантовый центр я считаю очень успешным проектом. Он финансировался сначала за счет частных денег, потом подключилось "Сколково", потом были вложения и крупных компаний, например, "Росатома". Этот проект – подтверждение высоких компетенций "Сколково".

Через 10 лет, согласно нашим планам развития, основная часть территории "Сколково" должна быть застроена, что увеличит количество площадей, использующихся технологическими компаниями для исследовательской деятельности и коммерциализации ее результатов, минимум втрое. Такие значимые для цифровой экономики компании, как Сбербанк, "Яндекс" и многие другие разместят здесь свои исследовательские центры, а экосистема малых технологических компаний вокруг них обеспечит значимый вклад в развитие российской экономики.

У нас будут центры компетенций по таким сферам, как искусственный интеллект, 5G, биомедицина, агротехнологии, все в партнерстве с крупными компаниями. В декабре 2020 года планируется открытие центра "Трансмашхолдинга", где будут организованы ЦОД и центр прототипирования и ситуационного моделирования, корпоративный университет ТМХ и agile-офисы.

В 2021 году также планируется завершить строительство и запустить партнерский центр "Феникс Контакт", в следующем году ожидается открытие и запуск нового постоянного партнерского центра ГК "Ростех" на территории "Сколково".

Стройка технопарка Сбербанка идет полным ходом. Планируется, что там будут работать около 10 тысяч человек. То же самое касается кампуса компании "Яндекс", — он пока планируется, разрабатывается концепция. Запуск первой очереди кампуса ожидается в интервале между 2023-2025 годами, это будет крупнейший кампус нашей главной технологической компании.

В "Сколково" еще много незаселенных пространств, и есть большой интерес со стороны компаний. Я думаю, уже в следующем году, как пандемия начнет затихать, мы приступим полноценно к этой работе. Например, компания Wildberries планирует разместить у нас в "Сколково" своих сотрудников, пока их центр находится в стадии проектирования.

— В "Сколково" тестируют беспилотные автомобили, ездит робот-курьер. Готово ли наше общество к внедрению таких инноваций?

— Я думаю, что этот процесс будет происходить постепенно, быстрого перехода ожидать не стоит, поскольку есть нюансы и в регулировании, и в отношении к этому. Конечно, технологии будут развиваться, их тестирование позволяет ускорить процесс, создать правильное регулирование, проработать все процедуры.

— Рассматриваете ли вы внедрение и других технологических инноваций на территории фонда?

— Если новые технологии будут удобны, мы внедрим их в "Сколково". Как вы отметили, у нас тестируется робот-курьер "Яндекса", но пока передвигается он медленно. Если скорость и качество доставки будут такие же, как при традиционных форматах — на велосипеде, самокате или машине, — то внедрение произойдет очень быстро.

В медицинском центре у нас стоит робот компании "Промобот". Он дает советы посетителям с точки зрения логистики и ориентации в медицинском центре, а также рекомендации по действиям в период пандемии. Этим он упрощает работу врачей.


МОСКВА, РИА Новости


Оригинал

Теги: IT-компания, "Сколково", Аркадий Дворкович, интервью РИА Новости, "Открытые инновации", "Цифровая экономика"

В рамках исполнения ст. 4 закона РФ «О средствах массовой информации» редакция ИА «Оружие России» информирует о том, что организации, информация о которых может быть указана в опубликованной статье, являются организациями, деятельность которых в Российской Федерации запрещена, согласно перечню общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (официальные источники: сайт "Российской газеты" (соответствующие разделы сайта https://rg.ru/ или https://rg.ru/2018/12/05/spisok-dok.html) и сайт Минюста России (соответствующие разделы сайта https://minjust.ru/ или https://minjust.ru/nko/perechen_zapret).