Новости / Наука и производство / Предприятия

6:00 / 24.04.19

Сергей Кудряшов: после покупки у Total доли в Харьяге, с "Зарубежнефтью" стали по-другому разговаривать крупные компании

Сергей Кудряшов: после покупки у Total доли в Харьяге, с "Зарубежнефтью" стали по-другому разговаривать крупные компании

глава "Зарубежнефти" Сергей Кудряшов / Фото: "Зарубежнефти"

"Зарубежнефть" за последние несколько лет вышла за границы только вьетнамских проектов и стала активно наращивать свое присутствие как в России, так и за рубежом. О том, как компания реализует стратегию, в интервью "Интерфаксу" рассказал глава "Зарубежнефти" Сергей Кудряшов.

- В этом году исполнилось 20 лет Харьягинскому СРП, поэтому первый вопрос - про это месторождение. Харьягинское месторождение вошло в категорию зрелых. Каково его текущее геологическое и техническое состояние? С какими проблемами столкнулась "Зарубежнефть", став оператором проекта? Как их удалось решить?

- Функцию оператора Харьягинского СРП мы взяли на себя в августе 2016 года, а до этого пять лет были участниками проекта и партнерами предыдущего оператора - французской компании Total. Кроме того, "Зарубежнефть" совместно с PetroVietnam с 2008 года осваивает в Ненецком АО схожие по геологической структуре месторождения Центрально-Хорейверского поднятия, расположенные в 100 км от Харьяги. То есть Харьягинское месторождение изнутри было нам знакомо и раньше, определенные компетенции по разработке подобных месторождений у нас были но, став оператором, мы вышли на совершенно другой уровень знания об этом проекте.

Мы нанимали консультантов, чтобы выявить оптимальные решения предыдущего оператора, мы многое взяли из его наработок. Тем не менее, наш подход заметно отличался от подходов Total. Так, мы полностью провели ре-инжиниринг практически всех технологических процессов на этом месторождении, мы изменили конструкцию скважин, мощность и грузоподъемность буровых, мы стали активно приглашать к работе российских подрядчиков. В результате, у нас получилась очень хорошая экономия. Так, если в 2016 году OPEX достигал 7,5 долларов на баррель, то на сегодняшний день он составляет всего 4,1 доллар на баррель.

Мы увеличили доходы государства от этого СРП. Доходы Ненецкого автономного округа выросли более чем в два раза, что особенно важно, поскольку Харьягинское СРП формирует порядка 50% местного бюджета.

Сейчас в партнерстве с Total и Equinor мы работаем над повышением нефтеотдачи, при этом часть работ делается в исследовательском центре Total. Так, в прошлом году за счет применения потокоотклоняющих технологий нам удалось получить 55 тыс. тонн дополнительной добычи.

В этом году мы продолжим концентрировать усилия на внедрении методов повышения нефтеотдачи. Несмотря на то, что месторождение разрабатывается уже 20 лет, мы активно ведем доразведку ряда залежей, и она дает хороший результат. И если раньше мы добычу к 2030 году прогнозировали на одном уровне, то сейчас, мы понимаем, что она может быть выше.

- Какая будет полка добычи на Харьяге в среднесрочной перспективе, как долго вы ее сможете удержать?

- Мы постараемся максимально продлить полку в 1,5 млн тонн.

- Одной из проблем этого СРП была утилизация попутного нефтяного газа. Как удалось ее решить?

- Пока эта проблема остается, но мы ей активно занимаемся. Так, раньше на каждой кустовой площадке была своя электрогенерация на дизеле, а это в 4-5 раз дороже, чем сетевое электричество. Мы этот вопрос решили в первый же год операторства, сэкономив за год 300 млн рублей. Также к 2020 году решим и проблему утилизации газа. Сегодня идут переговоры с "ЛУКОЙЛом" о поставке части объемов газа в их систему низкого давления.

- Вы упомянули работу "Зарубежнефти" по освоению месторождений ЦХП. В каком состоянии сейчас этот проект, какая полка добычи ожидается по нему? Какие перспективы?

- На Центрально-Хорейверском поднятии мы держим добычу нефти на уровне 3 млн тонн в год. По затратам - это самый успешный наш проект. Он расположен рядом с Харьягой, но по многим параметрам, например, по металлоемкости, примерно в два с половиной раза эффективнее ее.

В этом году мы пробурим на ЦХП три геологоразведочные скважины, то есть, несмотря на то, что проекту уже 10 лет, мы потихонечку приращиваем запасы. Основная проблема ЦХП, как и у всех месторождений в этом регионе, - это гидрофобные карбонаты. Из-за низкого качества коллекторов сейчас практически по всем проектам идет переоценка запасов.

Задача "Зарубежнефти" за два года внедрить наши наработки в области третичных методов повышения нефтеотдачи. Например, работая с концентрацией соли в закачиваемой воде, мы можем значительно изменить потенциал месторождения. Кроме того, мы будем пробовать уплотнять сетку бурения скважин на тех участках, где фиксируется низкая проницаемость коллектора.

- Будете ли просить Минэнерго предоставить проекту дополнительные налоговые льготы?

- Льготы - это всегда хорошо. Действующие налоговые льготы позволили нам обустроить месторождение, без них третий и четвертый участки проекта (всего 11) не были бы освоены.

На месторождениях этого региона очень быстро наступает фаза повышенного обводнения. Мы создали так называемый карбонатный консорциум с "Газпром нефтью" и "Татнефтью" для борьбы с этой проблемой. В рамках этого консорциума специалисты наших компаний синхронизируют исследовательские работы и полученные в ходе освоения участков данные. Это помогает избежать двойного финансирования исследований. В будущем, консорциум может заняться опытно-промышленными работами. Вполне возможно, мы будем делать полигоны на наших месторождениях, которые позволят совместно отработать новые технологии. Так вот, к этому этапу нужно готовиться заранее, создавая налоговую базу для стимулирования применения методов повышения нефтеотдачи. Об этом мы говорили, в том числе на совещании у премьер-министра Дмитрия Медведева. Пока же никакой законодательной базы по этому направлению нет.

- Как продвигается работа компании в ЯНАО на недавно купленном Луцеяхском месторождении? Когда оно будет запущено в эксплуатацию? Какие планы по добыче на этих месторождениях?

- В прошлом году мы расконсервировали старую разведочную скважину. Весь металл с забоев пришлось поднять! Провели гидроразрыв пласта, получили промышленные притоки нефти. В этом году мы заканчиваем сейсмику, и к концу года выходим уже с опытно-промышленным бурением шести скважин. Рассчитываем, что там также будут низкопроницаемые коллекторы.

- А когда запуск в эксплуатацию этого месторождения планируется?

- По плану - это 2022 год, но опытно-промышленная эксплуатация будет раньше. Все будет зависеть от данных геологоразведки. Мы сделали гидроразрыв на вертикальной скважине, сейчас планируем бурить горизонтальные скважины с многостадийным ГРП.

- Луцеяхское месторождение - ваш первый проект в ЯНАО, планируете ли расширять свое присутствие в регионе?

- Конечно, планируем, но детали я раскрывать не буду. Тем более, нужно понимать, что "Зарубежнефть" - это компания, ориентированная на проекты за рубежом. В России ей нужны, в первую очередь, полигоны для отработки технологий и повышения компетенций.

- Тогда отходим от российских проектов. Какие перспективы у вашего СП с PetroVietnam "Вьетсовпетро" на шельфе Вьетнама? Недавно "Вьетсовпетро" открыло новое серьезное месторождение - Белуга. Какая будет добыча на нем и позволит ли она компенсировать общее падение добычи на традиционных проектах "Вьетсовпетро"?

- Добыча "Вьетсовпетро" постепенно снижается. Но "Белуга" позволит снизить темпы сокращения примерно на 70%. По этому году оно может дать 412 тыс. тонн добычи, а прогнозный уровень производства в 2019-2034 гг. - примерно 8,3 млн тонн. Главная проблема "Вьетсовпетро" в том, что фундаментальная часть месторождения уже выработана, остались только окраинные блоки и небольшой блок в центральной части.

- Есть ли возможность расширить проект?

- Да, во-первых, за счет блока 09-3/12. Мы, хорошо зная геологию этого региона, прошлись сейсмикой, выявляя неструктурные ловушки. И вот - успех. Мы уже заканчиваем испытания шестой скважины, которая также дала положительный результат.

Во-вторых, мы видим большой потенциал поддержания добычи на достигнутом уровне за счет применения электроцентробежных насосов, технологий газлифта. Первый пилотный проект отработки этих технологий будет на нашем другом проекте на шельфе Вьетнама - VRJ, который полностью принадлежит "Зарубежнефти".

В-третьих, в прошлом году мы подписали с PetroVietnam меморандум о сотрудничестве по блоку 09-2/09. Это блок с открытыми запасами, которые считались некоммерческими. Но наши инженеры нашли решения, которые позволили сделать проект эффективным, и даже отбить затраты предыдущего владельца блока.

Сейчас успешно идет геологоразведка на блоке 12/11, который тоже раньше считался "потерянным". Предыдущие владельцы пробурили на этом участке 10 неэффективных скважин. Мы пробурили скважину и попали сразу в купол, получили подтверждение запасов, потом мы этой же скважиной попробовали нащупать газоводяной контакт. Мы его не нашли и поняли, что залежь больше, чем предполагалось. Затем мы пробурили горизонтальный ствол, прошлись по пласту около 1,5 км и запустили скважину. Она дает 3 млн кубометров в сутки - это очень хороший дебит, которому все удивились.

На следующей структуре мы пробурили скважину в начале года, при испытании она дала лишь некоммерческий приток газа. Но с помощью этой скважины мы все-таки увидели мощный пласт. Осенью мы сделали гидроразрыв пласта и получили коммерческий приток в районе 1 млн кубометров.

В 2016 году мы запустили газовый блок 04-3, подписали соглашение по газовой составляющей блока 09-1 и стали добывать газ на блоке 12/11. То есть "Зарубежнефть" стала еще и газовой компанией.

- Газ поставляется на сушу?

- Да, в местную систему газоснабжения. По блоку 04-3 мы газ на скважине продаем PetroVietnam. И это очень эффективный проект, поверьте.

- Какие суммарные инвестиции планирует "Зарубежнефть" во Вьетнаме в среднесрочной перспективе?

- Примерно 1 млрд долларов на ближайшие три года.

- Недавно "Зарубежнефть" сообщила, что создала совместное предприятие с "Узбекнефтегазом" по освоению трех участков в Узбекистане: Южный Аламышик, Хартум и Восточный Хартум. В каком состоянии эти проекты? Какие решения готова предложить компания?

- Это месторождения, которые старше меня самого. Они осваиваются еще с сороковых годов прошлого века. После анализа нашими специалистами мы увидели возможность увеличить производство на них в три раза - до 200 тыс. тонн по итогам текущего года.

Но для нас это пилотный проект в Узбекистане, направленный на то, чтобы понять, как выстраивается бизнес в этой стране. Такова наша стратегия вхождения в любую страну: сначала зайти с маленьким проектом, выстроить взаимоотношения, показать себя, наши компетенции и возможности, получить эффект, вернуть себе инвестиции с плюсом, заработать доверие партнеров и, по возможности, двигаться дальше.

- Какие будут доли в СП?

- 50% на 50%.

- И когда приступаете к работе уже непосредственно по этим трем месторождениям и какие инвестиции ожидаются в этот проект?

- Мы практически уже приступили. Самое сложное было - разработать геолого-технические мероприятия. Приступить к физической работе на скважинах мы планируем 1 июля.

Инвестиции в проект не очень большие - порядка 12 млн долларов.

- Какие наиболее перспективные направления развития компании за рубежом вы видите в 2019-2020 годах? Какие страны сегодня являются наиболее проработанными с точки зрения перспектив вхождения в новые проекты?

- Долгосрочная стратегия "Зарубежнефти" состоит из трех этапов. На первом этапе - до 2017 года - мы занимались выстраиванием процессов в компании, санацией активов и так далее. Сейчас мы находимся на втором этапе, когда появились первые успехи и первые приобретения. Так, мы увеличили с 20% до 40% свою долю в Харьягинском СРП, создаем СП "Узбекнефтегазом", довели свою долю в VRJ до 100%. Смотрим проект в Египте...

Центром интересов для нас по-прежнему остается Ближний Восток и Латинская Америка, особенно с учетом того, что мы работаем по проекту Бока де Харуко на Кубе.

- Кстати, как реализуется этот проект, есть ли вопрос по рентабельности освоения Бока де Харуко?

- Мы работаем над этим проектом уже больше пяти лет и видим серьезные перспективы. При сегодняшних ценах на нефть проект является достаточно дорогим. Но если мы совместно с кубинской стороной поработаем над затратами, то достигнем хороших технологических показателей. Когда работаешь с тяжелой нефтью и битумами, то наиболее важен показатель того, сколько пара необходимо закачать в пласт, чтобы поднять одну тонну нефти. Сначала мы закачали 15 тонн пара, потом вышли на уровень в 8 тонн, сейчас закачиваем в районе 5 тонн.

Осенью мы начинаем бурить ряд дополнительных скважин, которые позволят нам отработать новые технологии. После этого мы можем переходить к полномасштабному освоению месторождения. Мы надеемся, что совместно с кубинской стороной мы найдем и правильную цену нефти проекта, и правильные технологические решения, которые позволят сделать его рентабельным.

- При каких затратах на добычу нефти Бока де Харуко может стать рентабельным?

- Нам надо стремиться к уровню затрат 30 долларов за баррель, чтобы проект окупился.

- Вы говорили, что "Зарубежнефть" интересуется проектами в Египте. О каких проектах идет речь?

- Это небольшой геологоразведочный проект South East Ras El Ush - первый шаг в этой стране. На блоке открыто месторождение. Сейчас мы ведем переговоры с государственной и частной египетскими компаниями о подписании СРП по этому участку.

- Кроме Кубы, какие страны в Латинской Америке представляют для вас интерес?

- Сегодня в сфере интересов три страны: это Аргентина с ее низкопроницаемыми коллекторами и сланцами, а также Колумбия и Эквадор. Несколько раз мы подавали заявки на участие в тендерах в Эквадоре, но условия для нас оказывались не очень интересными.

Все-таки, мы не можем позволить себе большие проекты. Мы предпочитаем войти с минимумом затрат - и затем вкладывать свои знания и технологии.

- Меморандум о взаимопонимании с Брунеем получил какое-то продвижение?

- Идет медленная, методичная работа. Не бывает такого, чтобы ты зашел в страну и тебе тут же подписали соглашение и дали проект. Узбекистан - это уникальный случай, когда от моей первой поездки в эту страну до создания СП прошло всего шесть месяцев.

В Брунее мы конкурируем с компаниями мирового уровня, поэтому даже на маленьких проектах нам необходимо зарабатывать доверие страны, доказывая свои преимущества.

Например, когда мы купили у Total долю в Харьяге, к нам резко поменялось отношение среди крупных компаний, с нами стали совершенно по-другому разговаривать. Глава Total Патрик Пуянне как-то сказал: "Сергей, я просто удивлен, вы смогли дать больше денег на нашу долю в 20%, чем мои специалисты мне обещали с доли в 40%".

- А среди стран Ближнего Востока?

- Для нас очень важен, конечно, Ирак, так как именно с этой страны 50 лет назад началась история компании "Зарубежнефть". Специалисты сейчас изучают страну, работают через межправкомиссию.

- Соответственно план, который "Зарубежнефть" озвучила в своей стратегии по выходу к 2030 году на уровень добычи в 15 млн тонн, остается?

- Мы от него не отказываемся...

- Несмотря даже на ситуацию с Ираном, когда вы вынуждены были отказаться от нового проекта из-за санкций?

- В Иране мы получили проект вторыми после Total, первыми среди российских компаний. Мы получили его в жесткой конкурентной борьбе до санкций. Для "Зарубежнефти" Иран стал хорошим опытом того, как правильно и грамотно входить в проект.

- Мы с вами говорили о добывающих проектах. Но у вас есть один нефтеперерабатывающий актив - НПЗ Брод. В каком состоянии он находится, удалось ли повысить рентабельность его работы?

- Нефтеперерабатывающие мощности в Юго-Восточной Европе избыточны. Если посмотреть статистику, то за последние 10 лет в Европе закрылось более 20 НПЗ. Кроме того, строительство новых нефтеперерабатывающих гигантов на Ближнем Востоке, например, в Арабских Эмиратах, мощностью в 50-60 млн тонн убивают мелкие НПЗ в Европе с объемом переработки меньше 10 млн тонн. Да и уровень потребления нефтепродуктов в Юго-Восточной Европе достаточно низкий, а количество АЗС на одного жителя слишком высокое.

- Сам НПЗ работает после остановки в конце прошлого года?

- Сейчас НПЗ стоит на плановом капитальном ремонте. Запуск запланирован на вторую половину года.

- А от планов по его продаже не отказались?

- Мы искали стратегического партнера. В принципе, эти планы пока не снимаются. Периодически нам поступают предложения.

Сейчас мы обновили команду, работающую на НПЗ. Надеюсь, она справится с вызовами. Наладили работу с "Газпром нефтью" по поставкам топлива с НПЗ NIS на нашу сеть АЗС.

- Периодически государство включает "Зарубежнефть" в списки на приватизацию. Рассматриваются ли сейчас такие планы?

- Нас сейчас нет в списке на приватизацию, и планов по продаже "Зарубежнефти", насколько нам известно, у государства нет.

- Для компании нет проблем направлять 50% от чистой прибыли на дивиденды?

- Мы уже несколько лет направляем 50% от прибыли на дивиденды. Нам удается находить баланс между инвестициями и выплатой доходов государству.


МОСКВА, INTERFAX.RU
1



Оригинал

Теги: Интервью, глава "Зарубежнефти" Сергей Кудряшов, рассказ, пути, реализации стратегии