Новости / Наука и производство / Предприятия

12:04 / 27.11.22

Валерий Горбунов: если BMW, Kia и Hyundai вернутся - мощности предоставим

Валерий Горбунов: если BMW, Kia и Hyundai вернутся - мощности предоставим

Глава совета директоров “Автотор Холдинг” Валерий Горбунов © Фото: "Автотор"

Калининградский автосборочный завод "Автотор", много лет сотрудничавший с мировыми автогигантами BMW, Hyundai и Kia, несмотря на приостановку их деятельности в России, не может позволить себе ждать и уже активно начал перестройку бизнеса, ведь помимо многомиллиардных обязательств по инвестициям с работой предприятия связана жизнь тысяч специалистов и их семей. 

О том, как идет поиск новых партнеров, когда ожидать начала сборки автомобилей их брендов, сохранении планов по выпуску своего компактного электромобиля и в целом о будущем российского автопрома, рассказал в интервью РИА Новости глава совета директоров "Автотор Холдинг" Валерий Горбунов. Беседовала Наталия Мирошниченко.

– Валерий Иосифович, этот год принес российскому автопрому, пожалуй, самые масштабные потрясения за всю его историю. Как изменились ваши планы?

– В условиях грубых и очень чувствительных для промышленности санкций прежняя государственная концепция – вписаться в мировой автопром, находиться во всех технологических и логистических цепочках – изменилась. И в этом планы "Автотора" существенно поменялись. В условиях необходимости обеспечения технологического суверенитета нам пришлось в ускоренном режиме перейти к новым технологиям и продуктам, в целом перестроить структуру управления бизнесом. Иногда не хочется употреблять это слово, но мы действительно провели реорганизацию, переобучили людей, и все это, не отступая от ранее намеченных планов по локализации.

Производство остановилось, а обязательства, которые мы взяли в специальном инвестиционном контракте, и по которым мы шли с опережением, надо выполнять. Причем выполнять их с новыми партнерами и новыми продуктами, потому что старые приостановили с нами сотрудничество. Инвестиции, которые были прежде сделаны нами, просто пошли в убытки.

– Учитывая новые обстоятельства, вы планируете вносить изменения в специнвестконтракт?

– До конца года мы планируем сделать уточняющие изменения, но они не касаются обязательств по объему инвестиций в 32 миллиарда рублей, объему уплачиваемых налогов и созданию рабочих мест. Мы изменим только имена собственные: продукции и наших партнеров, но это объективная необходимость.

– Ваше сотрудничество с традиционными партнерами – BMW, Hyundai и Kia – приостановлено или окончательно завершено?

– С точки зрения официальных оценок сотрудничество приостановлено. Насколько это "при" будет долгим или превратится просто в "остановлено" неизвестно. Если они захотят вернуться, мы не будем выплескивать воду вместе с ребенком. В этом году 25 лет с момента выпуска первого автомобиля в партнерстве. Конечно, мы готовы продолжить сотрудничество на взаимовыгодных условиях. В наших планах доброе ожидание, и если это все-таки произойдет, то мы к этому будем готовы.

– Несмотря на появление новых партнеров?

– Да, у нас есть и будут мощности, которые независимо от появления новых партнеров мы сможем предоставить. Новые партнеры не выйдут сразу с высоким коэффициентом загрузки, все будет происходить постепенно, по мере освоения рынка их продукцией. Если с Kia и Hyundai мы занимали в разные времена от 12 до 18% автомобильного рынка России, то сразу достичь с новыми партнерами такой доли на рынке, который сам еще припал, очень тяжело.

Если наши старые партнеры примут решение вернуться, например, через два года, объем свободных мощностей будет меньше, но в целом, мы готовы возобновить сотрудничество в любой момент: увеличить мощности для них и параллельно развивать мощности для новых партнеров, если они все вместе у нас сойдутся.

– Вы уже говорили о планах начать производство новых моделей до конца года, можете рассказать, что это за бренды?

– Пока я не имею права об этом говорить из-за классических обязательств по соглашениям о конфиденциальности. Любое заявление касательно того или иного партнера не может быть односторонним. Мы строго соблюдаем конфиденциальность, особенно в условиях санкций, потому что все наши партнеры не застрахованы от того, что санкции могут вторичным образом подействовать и на них. Но совершенно утвердительно, что до конца года мы начнем производство.

– Когда планируете сделать официальное заявление? До конца года?

– Да, вероятно. Мы еще думаем над формой этого заявления. Как его сделать? "Отплясывать" сегодня было бы неправильно. Даже по такому значимому для предприятия поводу. Но в каком-то уместном формате официальный запуск нового производства состоится. Это важно для тысяч калининградцев, включая наших работников, членов их семей, наших местных партнеров и всех, кто задействован в нашей производственной цепочке.

– И все же речь об одном партнере или о нескольких?

– Пока о трех. В чем необходимость в нескольких партнерах? С одним сразу не будет достаточного объема, чтобы загрузить наши мощности. Поэтому лучше два или три: если у каждого две, три, пять моделей – получается сразу несколько продуктов, и тогда суммарные объемы рыночных продаж обеспечивают производственный заказ, и мы загружаем свои мощности.

В перспективе количество новых партнеров может увеличиться, но не до конца этого года. При этом из этих трех кто-то может и выпасть, все очень зыбко в условиях санкций. Тем более если компания работает на мировых рынках: если ей закроют весь остальной авторынок, то Россия не спасет ни по своей емкости, ни по экономическому потенциалу. Тут ничего личного нет, чисто экономика, поэтому все они ведут себя в этом смысле осторожно. Деньги не любят шума.

– Это будут автомобили на ДВС или в том числе электромобили?

– Для начала это будут автомобили с двигателем внутреннего сгорания. Электромобили – это перспектива на следующие годы, рынок покажет.

В целом, новые партнеры подбирались не только на основании их желания, но и в соответствии с нашими условиями. В числе таковых составление конкретных планов по локализации после годичного и двухгодичного освоения рынка. Условно, сегодня – производство автомобилей с ДВС, потом более глубокая локализация моделей и далее выпуск электромобилей. По нашим требованиям партнер должен либо иметь в своей линейке электрокары, либо иметь соответствующие разработки для их выпуска. В нашем случае они уже выпускают электромобили. Сколько машин их бренда мы будем производить – покажет рынок.

– Губернатор Калининградской области Антон Алиханов рассказывал, что вы ведете переговоры с китайскими компаниями. То есть это все же азиатские бренды?

– Да, и с той стороны, потому что та часть света пока к санкциям не присоединилась. Некоторые пока заняли позицию "тишины". Скажем, в "азиатском направлении" мы смотрим с более добрыми ожиданиями, чем на европейских партнеров, поскольку Евросоюз накладывает много консолидированных условий.

– Кто не боится санкций так это, наверное, Иран. Говорят, они рассматривают российский авторынок, не обращались к вам?

– Да, мы тоже слышали о том, что некоторые бизнес-структуры России рассматривают сотрудничество с Ираном, но очень осторожно. Нам таких предложений не поступало, и мы их не рассматривали.

– А если такое предложение все-таки поступит?

– Как говорится, не зарекайся. Но если речь о сегодняшнем дне – мы пока не готовы рассмотреть такое сотрудничество. Миссия "Автотора" – работа по контракту с мировым автопромом. В этой связи, мы не попали ни в какие санкционные списки, и стоит нам рассмотреть кого-то, кто в них находится, даже внутри российской кооперации, есть риск, что эти ограничения могут перекинуться на нас. Поэтому, если бы такое предложение прозвучало сегодня, мы бы на него пока не пошли.

– Вы уже упоминали, что "Автотору" пришлось резко менять всю структуру бизнеса. Как в целом проходила эта перестройка?

– Она потребовала новых существенных инвестиций. Перестраиваться пришлось быстро: за "Автотором" четыре тысячи людей, плюс их семьи – а это умножить на три, считайте, 12 тысяч, и смежники – еще умножить на десять. Сумасшедшие цифры занятости населения. За прошедшие годы "Автотор" занял существенную долю в экономике Калининградской области и нынешнее падение производства не может не вызывать у руководства региона опасений с точки зрения наполнения регионального бюджета. Более 50% всех собираемых налогов давали мы, а это зарплаты учителей, врачей и прочие бюджетные расходы.

Мы взяли на себя труд создать совершенно неклассические для нашей модели бизнеса производства, которые свойственны классическому автостроению. За это время наметили и начали строительство восьми заводов: электродвигателей, аккумуляторных батарей, электронных систем, пластмасс, компактных электромобилей, нестандартного оборудования и оснастки, а также литейно-механический завод и Балтийский завод робототехники. Плюс два производства по окраске. Мощности на 100 тысяч кузовов. Это сооружение, которое теперь даже чисто визуально закрывает весь наш прежде созданный завод.

– Вы строите несколько заводов по производству компонентов для электромобилей. Об электрических проектах уже заявляли многие российские автоконцерны, вы готовы с ними сотрудничать в плане поставок компонентов?

– Мы абсолютно не отрицаем возможность сотрудничества с нашими российскими собратьями по цеху.

– То есть если к вам придет условный "Моторинвест", вы готовы наладить поставки?

– Конечно. Если они скажут, что электродвигатель, производимый на "Автоторе", годится для их модели – да, с большим удовольствием.

– Ваши новые партнеры не будут против?

– Нет. У нас будут полные права на продукцию. Возьмем, например, электрический двигатель, который мы планируем производить. Мы его создаем, покупаем оборудование, конструкцию, получаем лицензию – это не производство по контракту. Захотят корейские партнеры или любые другие покупать у нас этот двигатель, мы им с удовольствием будем продавать. А уж на российском-то рынке тем более, в этом смысле они нам не конкуренты.

– Вы недавно сообщили о планах по выпуску на "Автоторе" малой техники: мотоциклов и квадрациклов. Когда начнется их производство?

– Они будут выпускаться на Балтийском заводе роботизированной техники. Начало производства запланировано на конец 2023 года. Кроме того, мы уже сейчас работаем с опытной партией кресел-колясок на электроприводе. Рассчитываем, что с начала года они пойдут в промышленное производство. Мы работаем в тесном контакте с Всероссийским обществом инвалидов с точки зрения их ожиданий к этой продукции, какой она должна быть.

– Сохраняете планы по выпуску собственного электромобиля в конце 2023 года?

– Да, уже есть первые образцы. Это компактные электромобили с легко меняемым интерьером и экстерьером. Конструкция это позволяет. Какой это будет бренд, ответа пока нет. У нас нет уверенности, если это будет условный "Автотор – авто", все кинутся его покупать. Поэтому этот вопрос еще анализируем.

– Но я верно понимаю, что пока все автосборочное производство на "Автоторе" находится в простое?

– Да, пока стоит. Сегодня мы каждый день в убытках: каждый день ничего не зарабатываем, только тратим. Но в учебном центре нашего инновационно-технического центра ведутся опытные отработки технологий, оформление технологических карт, технологических процессов и наработка технологических навыков у персонала. Чтобы производство запустить на отработку модели, нужно запустить все: энергетику, водоснабжение, все инженерные системы, подготовленный персонал и так далее.

С развитием нового сотрудничества мы думаем, что в следующем году сможем выйти на производство 50 тысяч автомобилей по плохому варианту.

– А по оптимистичному сценарию?

– При хорошем развитии может быть и 70 тысяч, если совсем уж будет хорошо, то будем и эту цифру превышать. Нам даже этот объем дает уже некоторую устойчивость, но это далеко не точка безубыточности.

– Что будет с российским автопромом и что, по вашему мнению, нужно для преодоления кризиса?

– Мы верим, что он восстановится, сказать когда – дело очень неблагодарное. Если все будет хотя бы так как сегодня, может быть, к 2028 или 2029 году получится достичь докризисных показателей. Но возможен и более продолжительный спад.

Российскому автопрому сейчас нужна кооперация. Должна быть государственная политика, согласно которой электронику по заказу производителя делают одни, пластик и нефтехимическую продукцию – другие, литье – третьи. Нужна новая государственная концепция, и в Минпромторге такой документ готовится. Должна появиться комплексная программа развития всей промышленности, а не только автопрома в плане локализации. Владимир Иванович Щербаков еще 20 лет назад говорил, что это неправильная позиция. Ну, локализовали производство на 70%: сварка, окраска, которые требуют больших инвестиций. Локализовали, а автомобиль ушел, и куда это все?

Ко всему прочему, сегодня ввезти автомобиль прямого импорта дешевле, чем произвести этот же автомобиль локально в Калининграде. Такие условия были созданы, и ожидалось, что временно, но они до сих пор действуют. Сейчас как никогда со стороны государства должны создаваться условия, чтобы появлялись новые партнеры и развивалось сотрудничество – это новые рабочие места, налоги и т.д.

– Если говорить конкретно об "Автоторе", каким вы видите его будущее?

– Мы сами себе говорим, что должны рассчитывать на хорошее будущее, должны для него сегодня делать все то, чтобы, когда оно наступит – быть готовыми. Казалось бы, чего сейчас строить восемь новых заводов? Но если мы сегодня этого не сделаем и отложим на потом – мы уже безнадежно отстанем. Рынок занимают те, кто вовремя поторопился: наметил планы, реализовал их.

По объективным обстоятельствам, которые не только от нас зависят, быстро выйти на прежние объемы производства в 250-260 тысяч в год – не сказать, что это "обман с чарующей тоской", но маловероятно. Хотя мы обязательно к этому вернемся и даже превысим эту планку. Нам же надо вернуть кредит в 32 миллиарда рублей. Поэтому, я бы сказал, мы обречены на успех и верим в него, несмотря на иногда достаточно грустную ситуацию вокруг. Помните притчу о лягушке в кувшине с молоком?

– Да, не сдавалась, взбила масло и выпрыгнула.

– Вот мы и хотим использовать этот "классический опыт" и выпрыгнуть из сложной ситуации. Трудности и проблемы всегда есть.

Видимо, у нас такая карма: в кризис мы, наоборот, становимся сильнее. Многим известно, что в китайском языке в написании слова "кризис" используются два иероглифа: "опасность" и "возможность". Мы рассматриваем это время как время возможностей.


РИА Новости


Оригинал













Теги: Калининградский автосборочный завод "Автотор", "Автотор Холдинг", Валерий Горбунов, интервью РИА Новости, BMW, Hyundai, Kia

В рамках исполнения ст. 4 закона РФ «О средствах массовой информации» редакция ИА «Оружие России» информирует о том, что организации, информация о которых может быть указана в опубликованной статье, являются организациями, деятельность которых в Российской Федерации запрещена, согласно перечню общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (официальные источники: сайт "Российской газеты" (соответствующие разделы сайта https://rg.ru/ или https://rg.ru/2018/12/05/spisok-dok.html) и сайт Минюста России (соответствующие разделы сайта https://minjust.ru/ или https://minjust.ru/nko/perechen_zapret).