Новости / Безопасность / Продовольственная безопасность

15:03 / 08.07.20

Дмитрий Патрушев: Россия может забыть о слове "дефицит" в отношении продуктов питания

Дмитрий Патрушев: Россия может забыть о слове "дефицит" в отношении продуктов питания

Министр сельского хозяйства России Дмитрий Патрушев / Фото: Михаил Терещенко/ТАСС

Об ожиданиях по урожаю зерна и производству молока, об экспортном потенциале российского агропромышленного комплекса, а также о том, что предпринимает Минсельхоз для сдерживания роста цен на продукты, рассказал в интервью ТАСС министр сельского хозяйства России Дмитрий Патрушев.

— Дмитрий Николаевич, эпидемия коронавируса оказала серьезное влияние на все сферы экономики России. Как, по вашему мнению, будет развиваться в текущих условиях российский АПК? Насколько пандемия осложнила процесс производства сельхозпродукции?

— Прежде всего нужно отметить главное: российский АПК не прекращал свою работу. По всей стране была обеспечена бесперебойная деятельность предприятий отрасли. И это подтверждают производственные показатели. Я напомню, что за первые пять месяцев этого года объем производства продукции сельского хозяйства вырос на 3%, а пищевых продуктов — на 6,9%.

Сейчас по мере снятия ограничений возрастает актуальность усиления профилактических мер на предприятиях АПК, и мы внимательно следим за тем, чтобы производственный цикл не прерывался ни на одном этапе и работе отрасли ничего не угрожало.

Но, безусловно, пандемия затронула и агропромышленный комплекс, который является важной составляющей экономики в целом. В частности, снизился потребительский спрос, люди стали меньше тратить, в том числе на еду. При этом оперативно принятые меры поддержки населения, различные социальные выплаты позволили поддержать в непростой ситуации не только наиболее уязвимые категории граждан, но и сельхозтоваропроизводителей.

Надо отметить, что пандемия существенно сократила возможность реализации продукции АПК: в частности, были закрыты рынки и ярмарки, что нанесло серьезный удар по малым формам хозяйствования, которые не так широко представлены в организованной торговле. Поэтому мы проводим большую работу по поиску альтернативных площадок. Например, сейчас популярность набирает онлайн-торговля. Мы подключились и прорабатываем варианты. Также были предложены дополнительные меры поддержки, связанные с развитием каналов сбыта для малого агробизнеса. Сейчас по поручению президента мы этот вопрос прорабатываем совместно с Минпромторгом и регионами.

Кроме того, Минсельхоз инициировал возможность пролонгации платежей по льготным кредитам для крупного бизнеса и малых форм. Это позволит в значительной степени укрепить финансовое состояние предприятий. Планируем также для поддержки работников отрасли в ближайшее время расширить перечень направлений целевого использования льготных кредитов, добавив "выплату заработной платы".

— Каков прогноз по динамике сельхозпроизводства в этом году? Меняются ли ожидания по урожаю зерновых в 2020 году в России? Сохраняются ли прогнозы по остальным видам продукции? Не ожидается ли дефицита каких-либо товаров?

— Мне кажется, Россия имеет все возможности забыть о слове "дефицит" в отношении продуктов питания. У нас на протяжении последних лет производство продукции АПК демонстрирует рост. Российское сельское хозяйство находится на высоком уровне развития. А сама парадигма нашей отрасли сменилась с импортозамещающей на экспортно ориентированную.

Как я уже сказал, даже в условиях пандемии наши предприятия ни на день не останавливали свою работу, и даже с учетом повышенного спроса в марте-апреле потребности покупателей в основных продуктах питания полностью обеспечивались существующими объемами производства.

Что касается прогнозов, то уверен, что позитивная динамика по итогам года сохранится. По нашему основному продукту — зерну — мы ожидаем урожай на уровне порядка 122,5 млн тонн, в том числе до 75 млн тонн пшеницы. Это позволит полностью обеспечить внутренние потребности страны и продолжить наращивать экспорт. По остальным видам производство останется на стабильном уровне, возможно, несколько выше, чем по итогам прошлого года.

Отдельно скажу о молоке — в прошлом году его производство во всех категориях хозяйств увеличилось на 2,4% и достигло 31,3 млн тонн. В этом году нам предстоит выйти на уровень порядка 32 млн тонн. Это серьезный показатель, но я надеюсь, мы его обеспечим. Отмечу, что все программы поддержки молочной отрасли сохраняются и будут реализовываться в дальнейшем.

 Будут ли достигнуты ключевые показатели новой Доктрины продбезопасности?

— По основным показателям они уже достигнуты. Безусловно, выполним по зерну, мясу, рыбе и ряду других видов продукции. По отдельным категориям, например по молоку, семенам, сможем приблизиться к установленным ориентирам.

— Как вы оцениваете ситуацию на глобальном продовольственном рынке? Какие общемировые тренды видите в связи с эпидемиологической и экономической обстановкой?

— Пандемия несет в себе серьезные вызовы для глобальной экономики, а значит, и для сферы АПК. Агросектор в равной мере пострадал и в развитых, и развивающихся странах. В первом случае это связано с инфицированием работников отрасли, которых власти, вероятно, не смогли заместить. В ряде случаев это привело к закрытию предприятий и росту цен на продукцию. Например, в некоторых странах резко подскочили цены на готовую мясную продукцию, но при этом упали на поголовье — элементарно, некому стало заниматься переработкой мяса в прежних объемах. Мы со своей стороны заранее отслеживали ситуацию. С каждым регионом были выработаны планы по созданию кадрового резерва для всех отраслей АПК, что позволило оперативно закрыть потребности предприятий, где были выявлены случаи заболевания, работниками из смежных отраслей.

В развивающихся и импортозависимых странах основной проблемой стало сокращение запасов продовольствия, в определенный момент они столкнулись с тем, что спрос превышал предложение и цены выросли. Тем не менее ситуация была кратковременной, и, на наш взгляд, сейчас рынки возвращаются к нормальной жизни.

Что касается ситуации в российском АПК, то, безусловно, степень воздействия пандемии у нас существенно ниже, чем в большинстве стран мира. Более того, в этом кризисе мы видим неплохие возможности. Во-первых, ожидается рост спроса на нашу продукцию в других странах. Во-вторых, снижение покупательной способности населения в мире сместит потребительские предпочтения в сторону сравнительно недорогой продукции. В этих условиях доступные по цене российские продовольственные товары становятся еще более конкурентоспособными, в то время как мировой экспорт продукции с высокой добавленной стоимостью может снизиться.

— Должны ли страны сейчас упрощать взаимный доступ продукции АПК на свои рынки и снижать всевозможные барьеры для обеспечения глобальной продовольственной безопасности или в приоритете — внутренний рынок, и, соответственно, аграрные державы будут стремиться к ограничению экспорта в период кризиса?

— Здесь не может быть готовых решений. Мы исходим из того, что в первую очередь необходимо заботиться о собственной продовольственной безопасности и стабильной ценовой ситуации, а при наличии возможности обеспечивать и другие страны.

Несмотря на временные ограничения экспорта ряда продукции из России, сегодня мы уже понимаем, что эти меры не потребуются в дальнейшем, и готовы поставлять необходимые объемы продовольствия странам, которые в этом нуждаются.

Но еще раз подчеркну, все решения в этой области должны быть сбалансированы и учитывать множество факторов. Именно из таких принципов мы и исходим при формировании аграрной политики.

— Какова ситуация с экспортом продукции АПК из России? Будет ли достигнут запланированный показатель в 25 млрд долларов по итогам 2020 года? Можно ли говорить о замедлении темпов экспорта в связи с коронавирусом?

— В этом году мы уже поставили за рубеж продовольствия на 11,9 млрд долларов, это на 14% больше, чем годом ранее. Экспортные планы в связи с пандемией коронавируса не изменились, планируем выполнить целевой показатель в 25 млрд долларов. Как я уже сказал, текущая ситуация открывает для нас новые возможности.

Ключевыми экспортными позициями в последние годы выступают, конечно, зерновые — в первую очередь пшеница, а также рыба и морепродукты, растительные масла и кондитерские изделия. Помимо этого, неплохо развивается внешняя торговля животноводческой продукцией. Растут поставки свинины во Вьетнам. Кроме того, даже несмотря на текущую ситуацию, увеличивается объем экспорта птицы и говядины в Китай. Если говорить о других востребованных категориях продукции на экспорт, пожалуй, отдельно отмечу сахар. Благодаря сложившейся ценовой конъюнктуре мы видим положительную динамику. Учитывая перспективы хорошего урожая, ожидаем, что экспорт зерновых также будет достойным и Россия сохранит лидирующие позиции на этом рынке.

В целом следует сказать, что с 2019 года для различных видов отечественной продукции АПК были открыты рынки 25 стран. Сейчас мы продолжаем вести большую работу по расширению международных каналов сбыта, а также по продвижению на них российских продовольственных товаров. Импульс этому процессу, безусловно, придаст развитие сети атташе по АПК — представителей Минсельхоза за рубежом. К 2024 году планируем, что они будут представлять интересы нашей отрасли в 50 странах мира. Сейчас занимаемся подготовкой соответствующих кадров на базе специализированной кафедры в МГИМО. Кстати, буквально на прошлой неделе первые слушатели программы профессиональной переподготовки "Атташе по вопросам сельского хозяйства" уже защитили свои выпускные работы. По результатам защиты отберем кандидатов на зачисление в кадровый резерв и часть из них направим в иностранные государства уже в этом году.

— Насколько, на ваш взгляд, эффективно применение механизма экспортной квоты на вывоз зерна из России? Ранее организация "Опора России" отмечала неполное соблюдение правил при выборке нетарифной квоты. Рассмотрено ли обращение организации? Какова позиция Минсельхоза по этому вопросу?

— В текущем сезоне Минсельхоз впервые применил новый механизм экспортной квоты на зерно. По нашему мнению, он доказал свою эффективность. При этом выявлены и некоторые аспекты, требующие совершенствования и доработки. В частности, определенные трудности возникли в середине второго квартала из-за подачи участниками экспортного рынка неполных таможенных деклараций. Тем не менее благодаря совместной работе министерства с экспортерами ситуация была разрешена, что позволило игрокам, не успевшим выбрать квоту, но имеющим зерно на рейде или в портах, избежать убытков.

Для того чтобы более эффективно применять данный механизм в будущем, мы рассматриваем несколько вариантов его корректировки. Во-первых, в настоящее время Минсельхоз инициировал изменения нормативной базы, которые позволят не применять положения неполного таможенного декларирования при выборке квоты и сделают экспортные поставки при введении ограничений понятными и прозрачными для участников рынка.

Кроме того, в целях более справедливого распределения квоты рассматриваем возможность перехода от свободной модели квотирования к частично адресной. Предварительно, адресной планируется сделать лишь часть объема квоты, которая будет распределена между участниками рынка по итогам их показателей в первой половине сезона.

— Планируется ли использовать в следующем году механизм экспортной квоты? Рассматривает ли Минсельхоз возможность введения других мер регулирования отрасли, например использование пошлины?

— Мы хотим, чтобы механизм квотирования стал постоянным. Российское зерно пользуется повышенным спросом в мире, и отсутствие мер контроля потенциально может привести к его нехватке на внутреннем рынке.

При этом подчеркну, что для первой половины сельхозгода применение данной меры не предполагается. Размер нетарифной квоты будет определяться исходя из балансов поставок и объемов урожая. Планируем определить параметры квотирования совместно с участниками рынка после получения итоговых данных об урожае нового сезона, предположительно в октябре текущего года.

В целом рассчитываем, что в следующем сезоне экспорт зерновых составит 45 млн тонн, включая 35 млн тонн пшеницы. 

Что касается пошлины, то это механизм, который забирает часть дохода у сельхозтоваропроизводителя. У нас же стоит задача по наращиванию производства продукции растениеводства. Кроме того, пошлина не защищает внутренний рынок от слишком активного экспорта. Сейчас оснований для применения этого инструмента мы не видим.

— Насколько, на ваш взгляд, оказался эффективным механизм зерновых интервенций?

— Интервенции являются инструментом, который мы применяем в первую очередь для стабилизации цен на зерно. Кроме того, данный механизм направлен на обеспечение внутреннего рынка, торги проходят только для переработчиков продовольственного либо фуражного зерна, а экспортеры, разумеется, исключены. В ходе торгов мы продали из фонда порядка 1,4 млн тонн зерна. Интервенции оказали положительный эффект на рынок, и уже в середине мая произошла заметная стабилизация цен.

В настоящее время по поручению президента для обеспечения внутренних потребностей страны Минсельхоз прорабатывает вопрос создания стабилизационного фонда зерна, который заменит интервенционный фонд. В связи с этим проведение закупочных интервенций в текущем сезоне не планируется. Новую редакцию правил государственных закупочных и товарных интервенций по мере разработки будем обсуждать с участниками зернового рынка — производителями, переработчиками и экспортерами.

— Цифровизация сельского хозяйства в последние годы стала общемировым трендом. Какие меры предпринимает Минсельхоз в данном направлении?

— Это одна из наших стратегических задач на ближайшие десять лет. Ее решение мы напрямую связываем с созданием национальной платформы "Цифровое сельское хозяйство".

В настоящее время активно занимаемся цифровизацией государственных услуг, переводим в электронный вид предоставление господдержки. Этот процесс необходимо сделать проще, быстрее и прозрачнее, исключить из него человеческий фактор. И мы уже этим занимаемся в рамках создания информационной системы цифровых сервисов АПК. Субсидии, гранты, льготные кредиты, льготный лизинг — все это можно будет получить на платформе, интегрированной с Госуслугами.

Сегодня господдержкой пользуется большинство сельхозтоваропроизводителей. Кроме того, около четверти россиян проживают на сельских территориях, на развитие которых до 2025 года планируется выделить 1,5 трлн рублей. Таким образом, доведение этих средств через цифровой сервис упростит жизнь не только аграриям, но и миллионам жителей села.

Пользователями системы станут более 100 тыс. сельхозтоваропроизводителей. Ее функционал будет разработан уже к концу 2020 года, а в следующем году пройдет опытная эксплуатация в девяти пилотных регионах. Рассчитываем, что в 2030 году 100% субсидий и льготных кредитов можно будет оформить в электронном виде. В конечном счете для аграриев это миллионы сэкономленных рублей и человеко-часов ежегодно. Мы подсчитали, что их издержки на подачу отчетности сократятся в три раза.

Еще одно важное направление — создание информационных систем, призванных повысить качество наших управленческих решений. Это системы по мониторингу земель сельхозназначения, управления мелиоративным комплексом. Ведется работа по цифровизации услуг гостехнадзора, контрольно-надзорных функций. Например, для борьбы с контрафактом на рынке семян создается ФГИС "Семеноводство". В комплексе с системой прослеживаемости зерна и продуктов его переработки, которую мы также планируем создать, это обеспечит прозрачность рынка и, как следствие, повысит качество и безопасность продукции для потребителей.

Мы ожидаем первые глобальные результаты цифровизации АПК уже в этом году, а к 2030 году планируем, что все ключевые отраслевые процессы будут цифровизированы.

— 1 июля 2020 года исполнилось два года с даты, после которой оформления ветеринарных сертификатов на продукцию в электронном виде стало обязательным. Более восьми месяцев назад в этот процесс был включен весь перечень животноводческой продукции. Как министерство оценивает функционирование системы электронной сертификации в России?

— Целью ведомства было разработать систему, которая позволила бы отказаться от выдачи ветеринарных сертификатов на бумажных бланках в пользу оформления сопроводительных документов в электронном виде. В итоге это привело к экономии 2 млрд рублей в год, которые ранее тратились аграрными компаниями на получение ветеринарных сертификатов на бумажных бланках.

В целом в процессе электронной сертификации ежемесячно участвуют более 800 тыс. хозяйствующих субъектов — это производители, переработчики, транспортные компании, ретейлеры и многие другие. Оформление документов в электронном виде позволило создать прослеживаемость товаров по принципу "от поля до прилавка". С помощью анализа документов в системе "Меркурий" выявляются подозрительные операции и принимаются меры в случае подтверждения незаконной деятельности. Благодаря этой работе почти ежедневно вычисляются недобросовестные производители и различные схемы незаконной реализации продукции, выявляются фантомные фирмы, небезопасные и некачественные товары изымаются из оборота.

Всего в России с начала 2020 года благодаря системе "Меркурий" было выявлено более 17 тыс. фактов несоблюдения требований законодательства при оформлении ветеринарных сопроводительных документов на продукцию животного происхождения. Речь идет об искажении сроков годности продукции, подмене сведений о сырье, отсутствии информации о происхождении товара, подмене наименования производителя и так далее.

— Один из самых насущных вопросов касается цен. Может ли коронавирус и падение курса рубля сильно повлиять на отпускные цены сельхозпроизводителей? Планирует ли Минсельхоз принимать меры по сдерживанию их роста?

— Мы держим ситуацию на постоянном контроле и следим за ценами сельхозтоваропроизводителей на основные категории продукции. Именно для стабилизации цен были применены механизмы зерновой квоты и интервенций, ограничительные меры по экспорту ряда культур за пределы ЕАЭС.

Нужно отметить, что ряд отраслей АПК зависит от импортной составляющей. Она присутствует в разной степени и в растениеводстве, и в животноводстве, и в переработке — используются импортные семена и средства защиты растений, ветпрепараты, оборудование, ингредиенты и упаковка. Поэтому, действительно, из-за волатильности курса производственные затраты у аграриев возросли, а работать в убыток они не могут. В связи с этим мы допускаем определенные корректировки цен.

При этом, чтобы не допустить необоснованных скачков цен на продовольствие, Минсельхоз продолжает системную работу с ФАС и Генеральной прокуратурой.

— В ходе последней проверки Счетной палатой был выявлен ряд нарушений в Минсельхозе, Росрыболовстве и Россельхознадзоре. Как вы расцениваете результаты этой проверки?

— В первую очередь как возможность улучшить работу ведомства, получить квалифицированный взгляд со стороны на организацию некоторых наших процессов.

Подчеркну, что в ходе проверки не выявлено фактов нецелевого использования средств федерального бюджета. Счетная палата указала нам на некоторые недостатки в методике подсчета показателей ряда субъектов. Кроме того, были определены направления оптимизации субсидий на обеспечение работы интервенционного фонда.

Сейчас мы ведем работу по совершенствованию методик и оптимизации расходов с учетом заключения аудитора. Ряд замечаний уже устранен, в частности, проведена работа по снижению ставки кредитования для ОЗК.

— А как оцениваете эффективность реализации госпрограммы АПК в 2019 году?

— Национальный доклад о ходе и результатах реализации госпрограммы в 2019 году уже представлен нами правительству. В целом он отражает положительную динамику развития по всем ключевым отраслям АПК.

Согласно предварительным данным Росстата, три из пяти целей госпрограммы уже выполнены — в частности, по индексу сельхозпроизводства, темпам роста экспорта и располагаемым ресурсам домохозяйств. При этом после предоставления итоговых статистических данных мы ожидаем подтверждения высокой эффективности ее реализации. Отмечу также, что, по данным Минфина России, кассовое исполнение по госпрограмме АПК составило 97,9% — это говорит о качестве финансовой дисциплины.

В целом после уточнения показателей Росстатом рейтинговая оценка по госпрограмме, согласно подходам Минэкономразвития, будет соответствовать "выше средней" или "высокой степени" эффективности.

— Минсельхоз разрабатывает стратегию развития сельского туризма. Насколько большой потенциал у этого направления?

— У агротуризма в нашей стране очень серьезный потенциал, тем более что сейчас это один из глобальных туристических трендов. Это направление уже активно развивается во многих регионах России и приносит аграриям хороший дополнительный доход. В лидерах — южные и центральные регионы.

Интерес на юге представляют виноградники, чайные плантации, сады, пасеки, многоотраслевые фермы. В центральной части — это животноводческие хозяйства, конные клубы, сыроварни.

Чтобы придать новый импульс развитию агротуризма, необходимо совершенствование нормативно-правовой базы и поддержка со стороны государства. В конце мая правительство дало положительный отзыв на проект изменений в законодательство, которые определяют понятие сельского туризма. В соответствии с изложенной в отзыве позицией мы планируем осуществлять поддержку этого направления в рамках мер, предусмотренных госпрограммой АПК. То есть основной целью будет являться увеличение доходности сельхозтоваропроизводителей. Планируем в соответствии с поручением Госсовета разработать механизмы грантовой поддержки для стартапов в этой сфере и льготного финансирования для создания туристических объектов.

Кроме того, мы понимаем, что для активизации агротуризма необходимо наличие качественной инфраструктуры, и такие проекты могут заявляться регионами в рамках госпрограммы комплексного развития сельских территорий. Ее мероприятия позволят, в частности, повысить качество дорожной сети и доступность отдаленных населенных пунктов, провести интернет, создать историко-культурные объекты. Все это поможет селу стать более привлекательным туристическим направлением.

Таким образом, мы планируем осуществлять комплексный подход в поддержке агротуризма за счет наших двух основных программ.

— Какие еще задачи у госпрограммы развития сельских территорий? Востребованы ли ее инструменты в регионах?

— Программа призвана сократить разрыв в качестве жизни между сельским и городским населением, создать комфортные условия и современную инфраструктуру, а в результате — остановить отток жителей из села. Большое число проектов связано с социальным развитием села, в том числе ремонтом и созданием новых учреждений здравоохранения, образования, культуры и спорта.

Одним из самых востребованных инструментов стала программа льготной сельской ипотеки по ставке до 3% годовых. Ею воспользовались уже более 9 тыс. человек по всей стране, а объем выданных кредитов составил порядка 18,5 млрд рублей. Сейчас прорабатывается вопрос дополнительного финансирования этой программы, что позволит продолжить работу и в целом улучшить жилищные условия более 75,4 тыс. семей в текущем году. Это около 6,3 млн кв. м нового жилья. Еще никогда в современной истории страны не было таких темпов обновления жилого фонда на селе. Убежден, что мы сможем кардинально повысить качество жизни людей на сельских территориях уже в ближайшие годы.

Беседовала Виктория Сойко


МОСКВА, ТАСС


Оригинал


Теги: Минсельхоз, интервью ТАСС, Дмитрий Патрушев, АПК, Доктрина продбезопасности

В рамках исполнения ст. 4 закона РФ «О средствах массовой информации» редакция ИА «Оружие России» информирует о том, что организации, информация о которых может быть указана в опубликованной статье, являются организациями, деятельность которых в Российской Федерации запрещена, согласно перечню общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (официальные источники: сайт "Российской газеты" (соответствующие разделы сайта https://rg.ru/ или https://rg.ru/2018/12/05/spisok-dok.html) и сайт Минюста России (соответствующие разделы сайта https://minjust.ru/ или https://minjust.ru/nko/perechen_zapret).