Новости / Сотрудничество / Взаимодействие

16:11 / 11.07.22

Дмитрий Гусев: заявить, не значит исполнить

Дмитрий Гусев: заявить, не значит исполнить

Заместитель председателя правления Ассоциации «Надежный партнер» Дмитрий Гусев / Фото: oilcapital.ru

Швейцария ввела шестой пакет санкций против России вслед за Евросоюзом, и он уже вступил в силу. Речь о полном запрете на импорт сырой нефти из России, а также некоторых нефтепродуктов российского происхождения. В Германии на фоне санкций на российские нефть и газ повысился спрос на дровяные печи. А между тем ряд экспертов убеждены, что план ЕС по установлению планки цен на российскую нефть не более чем благовидный предлог для того, чтобы вернуть эту нефть на европейский рынок. То есть установить планку на выгодном для российских экспортеров уровне, например, 80 долларов за баррель: в этом случае международное страхование вернётся, а Запад сможет покупать российскую нефть без потери имиджа. 

Но удастся ли план и способен ли Евросоюз отказаться от российской нефти? С такими вопросами агентство "Прайм" обратилось к замглавы Наблюдательного совета Ассоциации "Надёжный партнер" (ТЭК) Дмитрию Гусеву. Беседовала Екатерина Акопова.

- Европа обещает отказаться от российской нефти за три года. Сможет?

— Заявить, не значит исполнить. Теоретически — да, может отказаться. Весь вопрос в цене. Если европейцы готовы отказаться от кондиционеров, обогрева, поездок на автомобилях, химической промышленности, то могут начинать. В рамках условной российской деревне в отсутствии нефти и электричества еще можно выжить: можно срубить на дрова деревья или разобрать соседский пустующий дом, но что делать в Европе? Там даже рыбу ловят и отпускают, а с деревьями для розжига и вовсе беда. Думаю, они даже не понимают, что за считанные месяцы могут откатиться в средневековье. Когда в экономической сфере запускают какой-то проект, всегда делают технико-экономическое обоснование: считают издержки, последствия, затраты и т.д. Я не видел ТЭО под политические заявления об отказе от российской нефти. И есть подозрения, что на словах будет одно, а на деле ЕС будет покупать нефтепродукты, которые произведены из российской нефти, в Индии. Если Россия сейчас полностью приостановит поставки нефти, то будет мировой коллапс. Цена на оставшуюся на рынке нефть уйдет в космос: перенастроить потоки и нефтеперерабатывающие заводы, заполнить вакуум в полмиллиарда тонн нефти в год, которую добывает Россия, технически невозможно.

- Может ли Европа ограничить цены на нефть?

— Они хотят долю от продаваемой нефти. И под каким флагом это будет сделано, им все равно. А "флагов" много — Гретта Тумберг, антироссийские санкции или введение предельной цены. Циничность европейцев зашкаливает: им все равно, как — путем ли демпинга по цене, или введением разного рода квот, но они хотят получить свою долю от продажи российской нефти.

- Но Россия может отказаться?

— Конечно. Но тогда, чтобы избежать потерь, нужно как можно скорее переориентировать ее нефтяные потоки на восток. Быстро такое не сделать. На самом деле, проблема не том, что они могут ограничить цену, например, 80 долларами за баррель, а в том, что завтра это может быть уже 50 долларов, а послезавтра — 30. Согласившись раз на такое давление, мы оказываемся в западне. Все предельно цинично. При этом системным анализом ситуации никто не занимается, нет основных данных — по балансу спроса и предложения. Понятно, что европейцы все равно будут платить за газ, но никто не понимает до какой цены они это будут делать. Никто не понимает в разрезе доходов европейских домохозяйств, какие группы стали экономить на электричестве и газе и сколько. Это нужно отслеживать как в евро, так и в объемах. Думаю, тенденция станет очевидна при подведении итогов за 2022 год.

- Но пока Россия теряет в объемах, но выигрывает в деньгах?

— Да, дисбаланс сложился в пользу России: в баррелях мы поставляем Европе меньше, зато в выручке получаем больше. Сколько такой диспаритет продержится, не известно. Все же идет мощное воздействие на всех поставщиков нефти — не важно, входящих и не входящих в ОПЕК. А еще накладывается второй тренд, про который редко говорят: о резком сокращении добычи нефти в связи с переходом на "зеленую экономику". Тут самое важное в том, что за последние 5-7 лет сократились инвестиции в добычу нефти: мир ждал этого перехода. Это значит, что у всех в запасе 3-5 лет, а, может, и меньше, пока еще работают инвестиции, сделанные до 2014 года.

- А как же сланцевая нефть? США же так хотели заместить Россию на европейском рынке?

— США пробуют повторное бурение на существующих скважинах, но не вскрывают новые. Плюс сланцы показали себя не очень хорошо в последние годы по инвестициям: многие скважины закрылись. Очевидно, американцы меняют курс: то закрывают импорт углеводородов, то экспорт… В итоге даже экспертам не ясно, самодостаточны ли США по нефти или нет? Посоветовать можно одно: смотреть и ждать. Уже понятно, что договориться не удастся просто потому, что экономическая рациональность сегодня не в тренде.

- А какие объемы нефти сегодня поставляет Россия в страны ЕС?

— Этого никто сегодня не знает. Мировой рынок лихорадит, из-за политических решений могут отменятся какие-то контракты. Но до 24 февраля в Европу шло чуть больше половины объемов всей добываемой в России нефти — примерно 250 млн. тонн. К слову, страны Азии способны "переварить" эти объемы. Хотя бы потому, что, приняв российскую нефть они поставят в Европу схожие объемы нефти другого происхождения.

- Иными словами, в ЕС могут себе позволить поменять российскую нефть на какую-то иную?

— Во-первых, не всегда: если нефть шла на НПЗ, то тут потребуется модернизация. Во-вторых, это другие логистические расходы — и времени, и средств. Если Россия сменит рынки сбыта, пострадают все: цены подпрыгнут, вырастут затраты на новую логистику, но и российские компании "отожмут" по цене те же китайские товарищи. Беда в том, что в мире уже процессами рулят политики, а не прагматики-экономисты. Вот, например, даже сложно предугадать, к чему приведет объявленная Евросоюзом декарбонизация. За счет чего будет вырабатываться электричество, которым заменят нефть, газ и уголь? Никто не знает. Такое не делается принятием деклараций об углеродной нейтральности 2030 или 2050! Это должно просчитываться, продумываться с экономических точек зрения, а не в разрезе политической конъюнктуры. В сфере энергетики нужно, чтобы сначала все обсчитали академические институты, а уже на основании их расчетов создавались политически обоснованные решения. Европейцы ушли от разумности расчетов, сделав ставку на "зеленую экономику". Похоже, никого не интересует, сколько и чего это будет стоить самим европейцам и смогут ли они за этот «переход» платить.

- Считаете "переход" фейком?

— На этот вопрос никто честно не ответит, потому что не знают. Ну кто в 1910-х всерьез думал, что автомобили скоро вытеснят лошадей и ямщиков? А ведь вытеснили! Но были примеры в истории, когда ожидаемого технологического скачка не происходило. Сегодня тоже самое: ставка на "зеленую энергетику" может плавно умереть или же, напротив, сработает. Идет глобальный слом парадигмы. Мы перешли в мир, где фьючерсы и опционы становятся раритетом. Можно сколько угодно печатать деньги, но если они не обеспечены товарами, то они ничего не стоят. Я не о золоте, а именно о товарах. И те страны, которые обладают сегодня реальным товаром, выигрывают перед владельцами "твердых валют". Может, я сгущаю краски, но такая тенденция может привести к тому самому закату Европы. Экономика обмена "фантиков" на реальные товары завершилась. Нужно обладать ресурсами, которыми можно обогреть, накормить и напоить людей, чтобы быть успешными в этом новом мире. А значение международных валют снижается и будет снижаться дальше.

- По-вашему, что происходит на рынке углеводородов?

— Идет замещение инструментов — новыми по форме, но старыми по сути: поставки на запад замещаются поставками на восток плюс идут попытки ограничить рост цен на нефть. Впервые за полвека после нефтяного кризиса 1970-х, происходит отказ от системы бирж, свободного ценообразования и священного права частной собственности. То есть мы стали свидетелями смены парадигмы, и Россия выступила катализатором такого слома. Введение пошлин и регулирование цен — это отказ от биржевой торговли и свободного ценообразования, экспроприация собственности другого государства или его граждан — это нарушение основополагающего европейского права. Остается только ждать, что будет дальше. В "старой" экономике, когда главным была прибыль и в основе стояли экономические интересы, невозможно было даже представить семь пакетов санкций за четыре месяца. Сегодня не принято считать, а принято действовать, причем так, чтобы было плохо России, но не Западу. А не выходит.


МОСКВА, ПРАЙМ


Оригинал


Теги: Россия, ЕС, нефть, Дмитрию Гусев, интервью "Прайм", газ

В рамках исполнения ст. 4 закона РФ «О средствах массовой информации» редакция ИА «Оружие России» информирует о том, что организации, информация о которых может быть указана в опубликованной статье, являются организациями, деятельность которых в Российской Федерации запрещена, согласно перечню общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (официальные источники: сайт "Российской газеты" (соответствующие разделы сайта https://rg.ru/ или https://rg.ru/2018/12/05/spisok-dok.html) и сайт Минюста России (соответствующие разделы сайта https://minjust.ru/ или https://minjust.ru/nko/perechen_zapret).