Новости / Сотрудничество / Взаимодействие

6:32 / 02.12.19

Николай Корчунов: есть реальный риск размещения РСМД США в Арктике

Николай Корчунов: есть реальный риск размещения РСМД США в Арктике

Посол по особым поручениям МИД России Николай Корчунов / Фото: РИА Новости / Нина Зотина

Посол по особым поручениям МИД России по вопросам международного сотрудничества в Арктике Николай Корчунов рассказал в интервью РИА Новости, почему Северный морской путь это хороший выбор для транспортной компании, как Россия предлагает предотвращать эскалацию в Арктике и какие вопросы стоят на повестке дня Арктического совета.

— На прошлой неделе завершилось заседание старших должностных лиц Арктического совета (АС). Какие темы стояли на повестке? Какие практические шаги предпримут страны-члены АС по итогам заседания?

— На прошлой неделе состоялось первое под председательством Исландии пленарное заседание Арктического совета. На площадке АС собралось более 120 представителей восьми стран-членов организации, ее шести постоянных участников – организаций коренных малочисленных народов, шести рабочих групп и более 30 наблюдателей. Состав участников мероприятия и его повестка дня были достаточно широкими, однако особый акцент был сделан на теме "Люди и сообщества в Арктике". Человеческое измерение на Крайнем Севере – благосостояние почти четырех миллионов людей, проживающих в этом регионе, – всегда было и будет одним из сквозных приоритетов Арктического совета, проходящим через председательства всех стран-членов.

Обсуждались направления деятельности рабочих органов АС, которые оказывают влияние на жизнь людей данного региона. Были представлены более 50 инициатив, прорабатываемых сейчас на площадке АС, в различных областях от здравоохранения до экономического развития, подключение молодежи к арктическому сотрудничеству, изучение последствий изменения климата и использование знаний коренных народов.

Состоялась также отдельная встреча представителей рабочих групп Арктического совета и наблюдателей в АС, посвященная перспективам более тесного взаимодействия по реализации конкретных проектов АС. Были представлены результаты прошедшего неделей ранее в финском Рованиеми саммита арктических коренных лидеров. Кроме того, обсудили подходы АС к вопросам борьбы с морским мусором, включая пластик, а также к углублению сотрудничества между АС и Арктическим экономическим советом.

Основной практический шаг по итогам заседания в Исландии это продолжение прагматичной, ориентированной на достижение конкретных результатов работы, успешно проводимой в формате Арктического совета уже более 20 лет. Будут и далее реализовываться уже одобренные проекты по линии инструмента поддержки проектов АС, рассматриваться новые инициативы, продолжаться исследования и анализ полученных данных.

— Ранее обсуждалась возможность проведения саммита арктических государств, но пока такая встреча не состоялась. Как вы оцениваете перспективы ее проведения?

— В интересах сохранения мира и стабильности в Арктике выступаем за развитие диалога между арктическими государствами на всех уровнях, в том числе и на высшем. В этой связи полагаем, что идея организации арктического саммита, которая была выдвинута в период финского председательства в Арктическом совете в 2017-2019 годах, заслуживает внимания. Для нас главное, чтобы такая возможная встреча имела субстантивное наполнение, что предполагает соответствующую тщательную подготовку как содержательной повестки дня, так и возможных итоговых решений такого саммита, которые способствовали бы укреплению приверженности арктических государств миру, стабильности и конструктивному сотрудничеству в Арктике. Именно на это нацеливает совместное заявление, принятое министрами иностранных дел арктических государств на сессии Арктического совета в Рованиеми в мае 2019 года.

— Мандат АС исключает вопросы военной безопасности региона, однако в последние годы тема обеспечения безопасности Арктики и возможных рисков в этой области часто поднимается политиками и СМИ. Возможно ли включение военной тематики в сферу обсуждения Арктического совета? Возможно ли создание новой площадки для обсуждения вопросов военной безопасности Арктики странами региона? Считает ли Москва необходимым обсуждать эту тему в многостороннем формате?

— Многосложность нарастающих проблем, множащиеся риски и вызовы безопасности, с которыми сталкиваются арктические государства, требуют консолидации их усилий по формированию механизмов ответственного управления регионом с опорой на Арктический совет на основе партнерства в интересах устойчивого и гармоничного развития арктического региона.

Эта задача, в свою очередь, предполагает инклюзивный комплексный подход арктических государств к обеспечению безопасности во всех ее измерениях. Арктический совет стал по праву центральным форумом по проблематике так называемой мягкой безопасности: экологические и природоохранные риски, климатические вызовы, изменяющееся биоразнообразие и так далее. Он все более трансформируется в орган, формирующий условия для ответственного управления устойчивым развитием Арктического региона, обеспечивающий баланс между экономическим освоением и сохранением хрупкой окружающей среды.

Расширение экономической, транспортной, туристической деятельности нуждается в соответствующих мерах поддержки и сопровождения, грамотном и безукоризненном управлении рисками, в том числе относящимися к новым вызовам и угрозам. Существующие тенденции и прогноз развития обстановки в регионе свидетельствуют о необходимости совместной оценки потенциальных рисков и угроз общественной безопасности в Арктике, повышения уровня готовности к обеспечению безопасности объектов морской экономической деятельности. Отсюда особое значение приобретают вопросы укрепления потенциала оперативного реагирования на возможные чрезвычайные ситуации, наращивание скоординированных совместных усилий по развитию широкого регионального сотрудничества в суровых полярных морях. Примером такого сотрудничества является Арктический форум береговых охран. В его основу положены панарктические соглашения, определившие механизмы по поиску и спасанию, реагированию на загрязнения нефтью моря в Арктике.

Отмечая необходимость укрепления доверия и взаимопонимания, предотвращения любых видов эскалации, выступаем за восстановление полноформатного военно-политического диалога арктических государств для обсуждения вопросов так называемой жесткой безопасности. Эффективным механизмом поддержания региональной стабильности были ежегодные встречи начальников Генеральных штабов Вооруженных сил государств-членов Арктического совета. В интересах возобновления совместной работы предлагаем в качестве первого шага наладить контакты на уровне военных экспертов арктических государств, которые могли бы обсудить все аспекты, связанные с рисками, вызовами и угрозами военной или так называемой жесткой безопасности.

Формирование механизмов диалога и сотрудничества по всем аспектам безопасности не только укрепит ее региональную составляющую, но также повысит эффективность соответствующих национальных усилий в высоких широтах.

— Возможно ли расширение АС на фоне заинтересованности в разных аспектах арктической повестки внерегиональных игроков, например Китая, Южной Кореи, Японии, Великобритании?

— Вопрос расширения состава государств-участников Арктического совета на повестке дня не стоит. В организацию входят не только арктические страны, но и представители коренных малочисленных народов Севера, которые десятилетиями осваивали и развивали этот труднодоступный регион с тяжелейшими условиями для жизни. У всех перечисленных стран в вопросе есть статус наблюдателя в АС. Все они, а также ряд других государств и организаций так или иначе участвуют в обсуждении арктической повестки, в частности, вопросов, имеющих глобальное измерение, таких как климат, защита окружающей среды, устойчивое развитие. Они также имеют возможность участвовать в различных проектах и инициативах, реализующихся в Арктическом совете.

— На Восточном экономическом форуме президент России Владимир Путин пригласил партнеров из-за границы использовать для перевозок Северный морской путь (СМП). Какие страны уже откликнулись на предложение? Какие логистические проекты являются сейчас приоритетными?

— Северный морской путь – это кратчайший морской путь между европейской частью России и Дальним Востоком, исторически сложившаяся национальная транспортная коммуникация России. СМП – это один из путей оптимизации глобальных транспортных потоков. Он, несомненно, будет способствовать экономическому развитию российской Арктики, а также севера Европы и американского штата Аляска.

Россия приветствует подключение к развитию СМП неарктических стран, имеющих соответствующие потенциал, компетенции и интерес. Это отражено в заявлениях лидеров России и Республики Корея 2018 года, двух заявлениях лидеров России и Китая, а также России и Индии в этом году. Интерес зарубежных партнеров понятен – СМП короче южных маршрутов через Суэцкий и Панамский каналы, а его потенциал и перспективы в связи с потеплением и развитием в российской Арктике инфраструктуры, а также при растущей потребности в альтернативных путях доставки грузов будут только увеличиваться.

5 сентября этого года на полях Восточного экономического форума во Владивостоке состоялось первое полноформатное заседание образованного по инициативе госкорпорации "Росатом" Общественного совета Северного морского пути. Широкий круг участников как со стороны России (федеральный уровень – власть, бизнес, научное сообщество), так и со стороны международных компаний и научных кругов из европейских и азиатских стран подтверждает возрастающий интерес к СМП и перспективам его совместного развития и использования.

Для того чтобы СМП стал действительно оптимальным, экономически и экологически оправданным, нужно приложить еще немало усилий. Здесь нужен интегрированный подход, который бы объединил интересы и потенциал всех заинтересованных организаций и ведомств. Требуется применение самых различных инструментов регулирования и технологических решений на основе научного подхода.

Надеемся, что предстоящая в следующем году океанографическая научная экспедиция "Северный полюс — 2020" позволит не только получить точное представление о происходящих в Арктике процессах, но и даст данные, которые будут востребованы в процессах экономического развития региона при строгом соблюдении принципов устойчивого развития.

Соответственно, обмен опытом и сотрудничество в области природосберегающих технологий, развития инфраструктуры и связанности имеет первостепенное значение для всех участников морской деятельности в высоких широтах, заинтересованных в обеспечении ответственного и устойчивого развития Арктического региона.

Неотъемлемой частью повестки Арктического совета, обеспечивающего формирование условий для устойчивого развития региона, является проблематика морской деятельности, включая судоходство. Очевидно, что после наделения Международной морской организации статусом наблюдателя в АС морская составляющая усилий Арктического совета будет только укрепляться.

— Ряд иностранных компаний, в частности, американский производитель спортивной экипировки Nike, судоходная швейцарская компания Mediterranean Shipping Company (MSC), французская CMA CGM и немецкая Hapag-Lloyd заявили о намерении не использовать Северный морской путь (СМП) для перевозок из опасений, что грузовые перевозки будут оказывать разрушительное воздействие на окружающую среду. Как планируется контролировать экологическую обстановку в районе СМП? Будут ли вводиться какие-либо экологические требования или ограничения на перевозки?

— Заявление некоторых морских транспортных компаний об отказе от использования СМП под предлогом заботы об экологии не имеет ничего общего с реальностью, так как альтернативой этого маршрута стали бы более протяженные и топливно-затратные пути, что неизбежно повлечет за собой увеличение выхлопов и большие проблемы для окружающей среды. Следует отметить, что именно эти компании, столкнувшись с необходимостью соблюдения повышенных требований для арктического судоходства в связи с принятием в 2017 году Международного кодекса для судов, эксплуатируемых в полярных водах (Полярный кодекс), в последние годы значительно сократили свои перевозки грузов в высоких широтах. В Арктике может работать далеко не каждая транспортная компания.

Имея меньше политических уязвимостей в сравнении с южными маршрутами, пролегающими через неспокойные регионы, СМП, помимо укрепления транспортной безопасности, способствует диверсификации поставок энергоносителей, повышению энергобезопасности регионов.

Российская Федерация предпринимает комплексные меры, позволяющие обеспечить безопасность судоходства, свести к минимуму случаи возникновения чрезвычайных ситуаций, нанесение ущерба окружающей среде этого хрупкого региона. Наша страна обладает уникальным опытом работы в высоких широтах и может обеспечить необходимую поддержку всем судам, проходящим по СМП.

В таком непростом регионе, как Арктика, нам не нужны попутчики — нужны партнеры по совместной работе, нацеленные на долгосрочные цели, имеющие соответствующие компетенции и опыт работы в высоких широтах. Партнерства, проверенные работой в Арктике, дорогого стоят. Хорошим примером конструктивного сотрудничества является проход по СМП через пролив Санникова в прошлом году контейнеровоза судоходной компании Maersk в сопровождении атомного ледокола "50 лет Победы".

— Известны ли даты голосования комиссии ООН по границам российского континентального шельфа в Арктике, в частности, на участке, включающем хребет Ломоносова и поднятие Менделеева? Какими правами будет обладать Россия на этой территории в случае положительного исхода голосования?

— Созданная в рамках Комиссии по границам континентального шельфа подкомиссия, рассматривающая российское представление, находится на завершающей стадии изучения материалов нашей заявки. Вести речь о конкретных датах, когда комиссия могла бы принять рекомендации по ней, было бы преждевременным.

Что касается объема прав, которыми Российская Федерация будет располагать в случае принятия положительных рекомендаций по заявленным ею претензиям на шельф, то, в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года, такие права состоят в осуществлении прибрежным государством разведки и разработки природных ресурсов континентального шельфа. Подобные права, однако, не затрагивают статуса морских вод, покрывающих шельф за пределами 200 морских миль. Прибрежное государство, кроме того, должно будет по истечении некоторого времени осуществлять отчисления — от 1 до 7% — в связи с разработкой неживых ресурсов континентального шельфа за пределами 200 морских миль в международный орган по морскому дну.

— Ранее министр обороны Дании Клаус Йорт Фредериксен заявил о готовности разместить истребители в Гренландии, если российская авиация, которую планируют отправить на остров архипелага Земля Франца-Иосифа, нарушит воздушное пространство острова. Как вы можете прокомментировать это заявление? Будет ли РФ, в свою очередь, принимать какие-то меры, если на острове появится истребительная авиация США?

— Данное заявление было сделано министром обороны Дании накануне смены кабинета. Новый министр в подобном ключе не высказывалась. Комментировать было бы целесообразно линию, проводимую действующими членами правительства.

Мы не руководствуемся чьими-то гипотетическими сценариями, построенными на домысливании в духе холодной войны. Мы последовательно выступаем за экономическое, а не исключительно военное освоение Арктики. Россия осуществляет полеты военных самолетов и передвижения кораблей в строгом соответствии с международно-правовыми нормами.

Стоит заметить, что в Арктике нет проблем, которые нужно было бы решать силовыми методами. Наоборот, рассматриваем Арктику как регион с низким потенциалом напряженности, но большим потенциалом для сотрудничества и объединения усилий перед общими вызовами. Надеемся, что все арктические государства, принявшие на себя обязательства по поддержанию в Арктике мира, стабильности и конструктивного взаимодействия, будут безоговорочно этим руководствоваться.

Все более заметной тенденцией, вызывающей военно-политическую напряженность, становится интернационализация военной активности в Арктике, усугубляющаяся участившимися действиями в регионе сил НАТО. В эту сомнительную деятельность затягиваются внерегиональные и не присоединившиеся к военным союзам государства. Далекие от Арктики страны стали включать Арктику в зону своей военной деятельности. Именно под этим углом стоит рассматривать обнародованную министерством обороны Великобритании в 2018 году военную арктическую стратегию, а также вышедший в этом году доклад министерства вооруженных сил Франции, в котором обосновывается целесообразность французского военного присутствия в Арктике.

— Как вы можете прокомментировать заявление главы НОРАД Терренса О'Шонесси о необходимости наращивать военный потенциал Вашингтона в Арктике, так как, по его мнению, если Россия решит применить против США крылатые ракеты, бомбардировщики и гиперзвуковые вооружения, то нанесет удар со стороны Арктики? Рассматривает ли Москва возможность такого удара?

— Дело в том, что США уже традиционно оправдывают любые действия по наращиванию собственного военного потенциала якобы "агрессивным поведением" России, если речь идет о Европе или Арктике, а также Китая, когда это касается АТР. Между тем наша страна никому не угрожает. Соответствующие установки четко прописаны в действующей Военной доктрине Российской Федерации, согласно которой Россия оставляет за собой право задействовать ядерный щит только в двух исключительных случаях: в ответ на применение против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии против нашей страны с использованием обычных вооружений, когда под угрозу поставлено само существование государства. Эти положения Военной доктрины неизменны уже много лет.

Совершенно иного концептуального подхода придерживаются в Вашингтоне. Во всех обновленных американских доктринальных документах, таких как Стратегия национальной безопасности, Оборонная стратегия, Обзор ядерной политики, Обзор политики в области ПРО, заложен мощный конфронтационный заряд по отношению к нашей стране. При этом существенно повышена роль ядерного оружия в обеспечении национальной безопасности и задан стратегический курс на получение тотального превосходства США над любым потенциальным противником.

Так, в американской ядерной доктрине, где главным противником прямо называется Россия, просматривается установка на допустимость и даже целесообразность ведения войны с использованием ядерных средств. При этом, согласно документу, практически любое применение военной силы против себя Вашингтон может трактовать как повод для ядерного ответа "агрессору". Причем такие "чрезвычайные обстоятельства" авторы доктрины отнюдь не ограничивают военными сценариями.

Таким образом, можно сделать вывод, что на обозримую перспективу в США рассматривают свои ядерные вооружения не только в качестве средства стратегического сдерживания, но и как практическое оружие поля боя. Кстати, еще год назад мы предложили американцам принять взаимные политические обязательства о недопущении ядерной войны по аналогии с тем, как это сделали Горбачев и Рейган в 1980-х годах. Официально передали в Вашингтон проект соответствующего совместного заявления президентов России и США. Однако ответа до сих пор не получили.

Свидетельством ставки на силовое освоение Арктики являются и обновленные в апреле и июне 2019 года Арктические стратегии министерства обороны и Береговой охраны. В этих документах акцентируется необходимость подготовки Вашингтона к "длительному противостоянию с соперниками", а также к "проецированию американского суверенитета" в регионе. Пентагоном объявлено о планах проведения операций в интересах обеспечения "свободы мореплавания", в том числе через российский сектор региона.

На выполнение этой задачи, в частности, направлено усиление американцами военно-морских компонентов на северном и северо-западном направлении НАТО. Так, по итогам брюссельского саммита альянса в июле 2018 года принято решение о формировании новой структурной единицы стратегического звена — Атлантико-арктического командования. Ежегодно наращивается масштаб и частота американо-натовских учений в регионе. Вновь к боевому дежурству приступил расформированный после окончания холодной войны Второй флот ВМС США, в зону ответственности которого входит Северная Атлантика и Баренцево море.

Ведется работа по дальнейшему развитию северного сегмента глобальной американской системы ПРО. К 2023 году на Аляске планируется разместить 20 ракет-перехватчиков в дополнение к уже развернутым там 44 единицам. Фактически целенаправленно формируется окружающая нашу территорию единая интегрированная противоракетная система, которая, несмотря на оборонное название, является составной частью наступательного потенциала. К тому же после состоявшегося выхода Вашингтона из Договора о РСМД возникает реальная перспектива размещения американских ракетно-ядерных средств средней и меньшей дальности в различных регионах мира, включая северные широты.

Все эти факторы говорят о том, что под прикрытием противодействия искусственно раздутым российской и китайской угрозам США решают задачи по обеспечению собственного подавляющего военно-технического превосходства, позволяющего диктовать американцам свои условия с позиции силы. В том числе с вполне конкретной целью установления контроля над ресурсной базой и транспортными путями в Арктическом регионе.


МОСКВА, РИА Новости
2


Оригинал

Теги: Николай Корчунов, интервью, МИД России, Арктика, страны-члены АС, СМП, США, ПРО