Новости / Сотрудничество / Взаимодействие

16:05 / 25.10.22

Симплис Саранджи: присутствие военных инструкторов из РФ идет на пользу ЦАР

Симплис Саранджи: присутствие военных инструкторов из РФ идет на пользу ЦАР

© AFP 2022 / Barbara Debout

Председатель парламента Центральноафриканской Республики Симплис Саранджи в интервью корреспонденту РИА Новости Дарье Лабутиной рассказал, почему присутствие российских военных инструкторов идет на пользу его стране, обращались ли российские компании за разрешением на добычу алмазов в ЦАР, а также за что жители республики благодарны россиянам.

– Господин Саранджи, расскажите, с чем связан ваш визит в Россию?

– По приглашению российских властей я принял участие в конференции по информационной безопасности в Сочи, где обсуждалась киберпреступность. Мы уделили внимание различным вызовам, с которыми сталкиваются не только африканские страны, не только ЦАР, а все страны мира. И нужно, чтобы все страны боролись с этими вызовами, которые возникают и в Африке – как в военном плане, так и в финансовом. Мы старались выработать такие механизмы, чтобы помешать возникновению угроз в информационной сфере.

В Сочи я общался с представителями российской Госдумы, с которыми мы обсудили некоторые аспекты отношений России и ЦАР, отметив, что наши отношения сейчас на очень хорошем уровне. Нет никаких причин беспокоиться в этом смысле – мы друзья для России и будем работать над тем, чтобы наши отношения только укреплялись.

– Встречались ли вы с представителями деловых кругов? Какие проекты сейчас интересны ЦАР?

– Я встречался с президентом торгово-промышленной палаты РФ, мы обсудили совместные проекты. Я сказал ему, что та поддержка, которую Россия оказывает моей стране в области безопасности, неоценима, но нужно также развивать наши экономические отношения. Нам нужны инвестиции в реальный сектор экономики. Ситуация с безопасностью в стране выправляется, пора переходить к развитию других областей сотрудничества – экспорту наших ресурсов, поддержке сельского хозяйства и животноводства, торговли. Президент палаты выслушал меня очень внимательно и пожелал установить отношения с Торгово-промышленной палатой в Банги. Я проинформирую их по приезде о таком желании, чтобы они могли определить, в каких областях такое сотрудничество возможно в интересах наших народов и наших бизнесменов.

Я также встретился с директором департамента Африки МИД РФ Всеволодом Ткаченко, с которым мы обсудили вопросы совместного сотрудничества. Я рад сообщить, что мы с ним говорили на одном языке, он заверил меня, что Россия намерена и дальше поддерживать ЦАР в стремлении установить полный контроль над безопасностью в стране.

Мы обсудили сферу образования: Россия выделяет стипендии для наших студентов, чтобы как можно больше африканцев приезжало сюда на учебу. Как мне сказал Ткаченко, уже около 60 стипендий были обеспечены, но не исключено, что будут еще. Он говорил еще о 75 стипендиях, это было бы очень хорошо для нашей страны. Так, наши студенты смогут приезжать в российские вузы, чтобы по возвращении в ЦАР они могли принести пользу государству, заручившись подготовкой в российских вузах.

– Обсуждали ли вы с российской стороной проблему санкций, в том числе содействие отмене оружейного эмбарго?

– Я получил от российских властей заверения в дальнейшей поддержке нашей борьбы с оружейным эмбарго ООН. Если это эмбарго будет снято, то только благодаря поддержке наших друзей, в том числе России. Мы очень благодарны российским друзьям за их поддержку в наших усилиях, чтобы эмбарго было частично снято, чтобы мы могли получать оружие. Но пока наша борьба продолжается.

Другой аспект нашей борьбы, также при поддержке России, состоит в отмене эмбарго на добычу алмазов в Центральноафриканской республике. Наша страна является экспортером алмазов на мировой рынок, но после политического кризиса на нас наложили эмбарго. С председателем Госдумы РФ мы обсуждали эту проблему, и он заверил меня в поддержке России в этом деле. Россия оказывала нам содействие, пока была председателем процесса Кимберли (схема сертификации алмазов, утвержденная ООН – ред.), сейчас это Ботсвана. Российские власти, замминистра финансов, пояснил мне, что Россия, к сожалению, не смогла поспособствовать снятию эмбарго, пока была председателем, однако она в хороших отношениях с руководством Ботсваны, поэтому работа в этом направлении продолжится. Мы очень надеемся, что все нормализуется, и люди во всем мире получат доступ к центральноафриканским алмазам.

Возвращаясь к сотрудничеству наших стран, не могу не отметить высокий уровень отношений наших президентов – между ними нет никаких недомолвок, и наши народы могут извлечь из этого только пользу. На мировой арене наши страны поддерживают друг друга, обстановка в наших отношениях очень хорошая, сотрудничество развивается.

Люди в ЦАР хорошо понимают ту ситуацию, в которой оказалась Россия, и сочувствуют ей, точно так же, как российские власти в свое время поддержали ЦАР в тяжелой ситуации. Если бы не было такого взаимопонимания, Россия не пришла бы на помощь в трудный момент для поддержания безопасности в ЦАР. Я хочу воспользоваться возможностью, чтобы поблагодарить весь русский народ, российское правительство и в особенности Владимира Путина, а также всех российских политиков, мыслителей, преподавателей, журналистов – за внимание, оказанное нашей стране. Не сомневайтесь, отношение ЦАР к России искреннее, сердечное и дружеское.

Я также пообщался с руководством партии "Единая Россия". У нас в ЦАР есть такая партия "Объединенные сердца", от ее имени мы вели переговоры с "Единой Россией" и собираемся принять участие в ноябре в большом форуме, организованном "Единой Россией". Там мы пообщаемся с Дмитрием Медведевым о прекрасных отношениях наших стран.

– Вы упомянули, что обсуждали с российскими властями вопрос добычи алмазов в ЦАР. Ведутся ли сейчас какие-то переговоры о совместных проектах в геологоразведке?

– Мы были бы рады такому сотрудничеству. Нас обвиняют в том, что якобы ЦАР предоставляет российским компаниям право на разведку и добычу алмазов. Я могу вас заверить как председатель парламента: такого никогда не было, потому что в нашей конституции есть статья 60, которая определяет порядок добычи алмазов. Если вы приезжаете в ЦАР и хотите заняться разведкой алмазов, вам нужно пройти комиссию в министерстве полезных ископаемых, которое запросит разрешение у парламента, и получить там одобрение. Но за время, что я работаю, ни одна российская компания к нам не обращалась с запросом по поводу разведки алмазов. Тем не менее нас обвиняют, что мы раздаем права на разведку алмазов российским компаниям.

– Последние 130 французских военных до конца этого года покинут ЦАР. Кто тогда займется материально-техническим обеспечением военной базы в Банги? Может ли ЦАР обратиться к России по этому поводу?

– Я, конечно, не специалист в таких вопросах, но могу сказать так: Россия – наш большой друг, наши отношения сложились исторически. С Францией нас также связывает история: французы основали военные базы в ЦАР, назвав их по имени своих военачальников – у нас есть базы имени Леклерка, имени де Ру. Они не были выходцами из ЦАР, но хорошо известны во Франции. Если сегодня Париж принял решение о выводе своего контингента из ЦАР, что я могу сказать? Это не мы их попросили уйти, как и в 2016 году, когда президент Олланд поставил под вопрос участие Франции в этой миссии в ЦАР. Что мы тогда должны были сказать? Если государство принимает решение вывести контингент с того или иного театра военных действий, мы ничего не можем с этим поделать. Это решение суверенного государства. Если они хотят уйти, мы с этим смиримся.

Что касается этой базы, я не могу сказать, кто теперь займется ее поддержанием и обучением военных.

– Вы сказали, что обсудили с директором департамента Африки МИД РФ Ткаченко вопросы безопасности, заходила ли речь о повышении количества российских военных инструкторов?

– С этим у нас нет никаких проблем. Тот факт, что российские военные инструкторы приезжают в ЦАР – мы всегда этого хотели. Если они приезжают, чтобы обучать наших военных, это идет только на пользу ЦАР. Это правда, что в ЦАР есть иностранные военные, но они не останутся здесь навечно. Они здесь на определенное время и в какой-то момент покинут нашу страну, как только проблемы безопасности будут полностью решены.

Военные инструкторы из России приезжают сюда не чтобы оставаться, а чтобы обучить наших военных.

– В какой валюте сейчас ведется торговля между РФ и ЦАР? Есть ли планы торговать по бартеру?

– (Смеется) Если вы хотите торговать по бартеру, можем сделать так. Но в данный момент антироссийские санкции, конечно, ограничивают Россию в торговле с другими странами, затрудняют ее. Вот я приехал в Москву и не могу оплатить свой номер в гостинице, нужно приложить немало усилий, чтобы решить эти проблемы – ни доллары, ни евро не принимают. Хорошо, что у меня есть товарищ, у которого есть счет в российском банке, и он может мне помочь оплатить счет в ресторане.

– Нужно разработать какой-то механизм между нашими странами…

– Да, нужно. Если вы умные, вы знаете, как можно выйти из этого положения, чтобы облегчить нам жизнь. Спасибо большое (говорит по-русски).


МОСКВА, РИА Новости


Оригинал

Теги: ЦАР, Симплис Саранджи, интервью РИА Новости, Россия

В рамках исполнения ст. 4 закона РФ «О средствах массовой информации» редакция ИА «Оружие России» информирует о том, что организации, информация о которых может быть указана в опубликованной статье, являются организациями, деятельность которых в Российской Федерации запрещена, согласно перечню общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (официальные источники: сайт "Российской газеты" (соответствующие разделы сайта https://rg.ru/ или https://rg.ru/2018/12/05/spisok-dok.html) и сайт Минюста России (соответствующие разделы сайта https://minjust.ru/ или https://minjust.ru/nko/perechen_zapret).