Новости / Политика и общество / Законодательство

18:00 / 23.09.16

Сергей Фридинский: военные прокуроры сохранят погоны и все льготы военнослужащих

Сергей Фридинский: военные прокуроры сохранят погоны и все льготы военнослужащих

Заместитель Генерального прокурора РФ Сергей Фридинский / Фото: "РГ", Александр Шансков

Исполнилось 10 лет, как заместитель Генерального прокурора РФ Сергей Фридинский возглавляет Главную военную прокуратуру. Этот своеобразный юбилей стал поводом для обстоятельного разговора о деятельности и реформировании Главной военной прокуратуры (ГВП) на "Деловом завтраке" в "Российской газете".

- В последнее время в СМИ активно обсуждают возможные перемены в Главной военной прокуратуре. Хотелось бы узнать действительную картину, что называется, из первых уст.

Сергей Фридинский: Вопрос о реформировании органов военной прокуратуры действительно обсуждается не один год, причем не только в нашей стране. Мы посетили международные форумы военной юстиции и убедились, что во многих странах существует эта проблема. Дискуссия то затихает, то поднимается вновь. И причины для этого совершенно разные. Однако необходимо отметить, что военная юстиция имеется практически во всех государствах где есть вооруженные силы. 

На сегодня положение дел таково. Еще в июне 2014 года принят федеральный закон №145-ФЗ, который определил все основные параметры нашей службы с 1 января 2017-го. Согласно ему, в Генпрокуратуре вводится военная служба, а органы военной прокуратуры из министерств и ведомств в том виде и построении, в котором они сегодня существуют, переводятся в штаты Генпрокуратуры. Наша структура продолжает действовать в том же режиме, в котором мы сегодня пребываем.

«Все прокуроры продолжат службу на своих должностях, с воинскими званиями и социальными гарантиями»
- Ваши структуры передаются Генпрокуратуре только де-юре?

Сергей Фридинский: Да. Ничего в системе работы не меняется. Никто не будет увольняться, никто не будет приниматься, офицеры и служащие продолжают проходить службу на своих должностях, на своих рабочих местах со всеми видами обеспечения, с воинскими званиями, со всеми социальными гарантиями, которые для них предусмотрены.

Сегодня мы занимаемся решением единственной проблемы - механизмом реализации этого самого де-юре перевода. Потому что теперь все финансирование, которое раньше предоставлялось ведомствами на наше содержание, с 1 января переходит в Генпрокуратуру. И нам нужно соответственно организовать движение материальных и денежных средств, обеспечение офицеров и служащих, их снабжение. А также решить, как будут возмещаться расходы на коммуналку, заключаться договора и т.д. То есть определиться с чисто техническими вопросами.  Все остальное уже решено законом и обсуждению не подлежит.

- А кто будет присваивать вашим сотрудникам очередные звания? 

Сергей Фридинский: Этот вопрос в законе тоже решен. Звания младших офицеров будут присваивать военные прокуроры округов. До подполковника включительно - Главный военный прокурор. А первое офицерское звание "лейтенанта" и звание "полковника" - Генеральный прокурор России. Генеральские звания будет присваивать Президент.

- В вашем новом штате по-прежнему останутся и военные прокуроры, и гражданский персонал?

Сергей Фридинский: Конечно. Прокурорские работники - это офицеры. Но есть и госслужащие, которые занимаются обеспечением деятельности.

Что же касается инсинуаций по поводу "распогонивания" наших работников, то мне абсолютно понятно, что этим стоят конкретные лица. Непонятно другое: что хотят с этого поиметь?  Если таким образом пытаются внести смуту в наши ряды, то вряд ли у них что-нибудь получится.  Если надеются создать очаг социальной напряженности среди офицеров, то я не вижу в этом смысла.  Ведь когда все происходит ровно и спокойно, я думаю, этим должны быть довольны все. Баламутить пусть даже небольшую частьобщества в этом отношении, мне кажется не надо.

Некоторое удивление вызывает позиция отдельных журналистов и редакций, которые без всестороннего обсуждения проблем, без учета нашего мнения публикуют о Главной военной прокуратуре все, что им принесли. Уже три года действует закон, и я не понимаю, почему сегодня кому-то вздумалось трактовать его, как угодно. Вы у нас спросите, мы расскажем даже больше, чем вы написали. Не хотят.

- Перевод ваших органов в Генпрокуратуру как - то связан с желанием вывести военных правоохранителей из-под давления силовиков?

Сергей Фридинский: Органами военной прокуратуры всегда руководил только Генеральный прокурор России. Если бы когда-нибудь я испытывал давление, то первый бы сказал: надо уходить. Разговоры о некой зависимости военных прокуроров  - это чьи-то байки. Никаких скандалов, никаких споров на этой почве никогда не возникало.

- Бывшие ваши работники-отставники теперь будут получать пенсию от Генпрокуратуры?

Сергей Фридинский: Все, кто ушел или уйдет на пенсию до 1 января 2017 года, останутся военными пенсионерами ведомств. А уволенные после этого срока станут военными пенсионерами Генеральной прокуратуры. Это все тоже прописано в законе.

- С каким настроением встретили юбилей работы в Главной военной прокуратуре?

Сергей Фридинский: В этом году у меня еще одна юбилейная дата - 40 лет, как одел погоны и поступил на службу Отечеству. Многое произошло за эти годы, но в целом испытываю удовлетворение от того, что они прожиты не зря.

«Все досужие разговоры о некой зависимости военных прокуроров - не более чем чьи-то байки»
Основным достижением нашей деятельности считаю позитивные перемены в состоянии законности и правопорядка в министерствах и ведомствах где предусмотрена военная служба. Судите сами. За последние десять лет количество правонарушений в воинских формированиях сократилось более чем в два с половиной раза, с 25 до 11 тысяч, а воинских преступлений - в четыре. В разы сократилось и количество таких уродливых проявлений как "неуставные" взаимоотношения и уклонения от службы. И никаких манипуляций со статистикой здесь нет.

Есть в этом и немалая доля нашего труда. Военными прокурорами вместе с командованием, другими правоохранительными органами проделана огромная работа, устранены сотни тысяч нарушений законов, пресечено множество мошеннических преступных схем по разграблению казны, государству возвращены за это время десятки миллиардов рублей. В последние годы мы вернули из незаконного владения суммы практически равные затратам государства на содержание органов военной прокуратуры. Стараемся хлеб зря не есть.

- Вопрос от нашей читательницы из Калининградской области. Она интересуется, что вы делаете, чтобы выглядеть подтянутым, доброжелательным, с пронзительным взглядом, острым умом? Сказывается образ жизни?

Сергей Фридинский: Наверное, уже образ жизни.

Полный текст "Делового завтрака" с Сергеем Фридинским читайте в одном из ближайших номеров "РГ".


МОСКВА, "Российская газета"
1


Оригинал

Теги: Интервью, Заместитель Генерального прокурора РФ Сергей Фридинский, деятельность, реформирование, ГВП

В рамках исполнения ст. 4 закона РФ «О средствах массовой информации» редакция ИА «Оружие России» информирует о том, что организации, информация о которых может быть указана в опубликованной статье, являются организациями, деятельность которых в Российской Федерации запрещена, согласно перечню общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (официальные источники: сайт "Российской газеты" (соответствующие разделы сайта https://rg.ru/ или https://rg.ru/2018/12/05/spisok-dok.html) и сайт Минюста России (соответствующие разделы сайта https://minjust.ru/ или https://minjust.ru/nko/perechen_zapret).